Wednesday, 21st August 2019

Искатели. Тайна Поречской колокольни

Posted on 17. Фев, 2015 by in Статьи

Искатели. Тайна Поречской колокольни

Колокольня Ивана Великого, одна из жемчужин русского зодчества, долгое время это величественно сооружение было самым высоким зданием России. Причем этот статус охранялся государством, вплоть до того, что Синод запретил строить что-либо выше колокольни Ивана Великого под угрозой немедленного сноса. И тем не менее нашлись те, кто осмелился нарушить этот высочайший запрет.

Ярославская область, село Поречье Рыбное, неподалеку от Ростова Великого. Именно здесь стоит 94-метровая Поречкая башня, колокольня, которая на целых 13 метров выше колокольни Ивана Великого. Как же такое могло случиться? Кому и зачем понадобилось пойти наперекор священной воли Синода? Более того, местное предание гласит, что строитель башни за свою дерзость поплатился головой, причем в буквальном смысле, якобы ее отрезали и закопали прямо под башней.

Но как колокольне-нарушительнице все же удалось устоять? А может все это не более чем красивые легенды и размеры Поречской башни попросту завышены? Мы решили сами во всем разобраться. Попробуем узнать, на чьей голове стоит колокольня в Поречье.

Итак, прежде всего необходимо выяснить, кто был инициатором строительства колокольни. Обратимся к фактам: колокольня в Поречье относится к церкви Никиты Мученика, построенной в 1779 году. Рядом стоит еще одна церковь – Петра и Павла – построенная чуть раньше. Вообще весь храмовый ансамбль был возведен в то время, когда Поречьем владел граф Григорий Орлов, один из знаменитых братьев Орловых, фаворит Екатерины II. Логично предположить, что именно он и был заказчиком строительства. Непосредственно стройкой руководил некто Николай Козлов, талантливый самоучка из местных крестьян. Говорят, именно по его проекту и была построена колокольня. Но зачем же ему понадобилось нарушать указ Синода? Может быть, Козлов попросту о нем не знал? Может быть, высота колокольни результат ошибки строителей?

То, что строители напутали с высотой, это вообще первое, что приходит в голову. Но ведь известно же, как у нас строят. Но у этой версии есть одно слабое место: если Козлов и напутал с высотой, то во всем остальном он не ошибся. Доказательство, плод его трудов, стоит уже более двух веков. Козлов хоть и был самоучкой, но сработал получше заморских мастеров, так что, похоже, колокольню строили именно той высоты, какой и планировалось. Вряд ли создать колокольню именно такой высоты было инициативой Козлова, скорее всего он просто выполнял волю заказчика. То есть графа Григория Орлова. Так что голова архитектора скорее всего осталась на плечах, наказывать его было попросту не за что. А вот граф Орлов действительно рисковал. Генерал, сенатор, камергер Ее Императорского Величества и даже светлейший князь Римской империи. И это далеко не полный перечень всех регалий графа Орлова. В его честь даже был назван знаменитый алмаз, украшавший скипетр. Для чего такому человек понадобилось еще и строить башню выше колокольни Ивана Великого? Попробуем найти ответы в биографии Григория Орлова.

Звезда Григория Орлова взошла, когда ему было 28. В 1762 году он принял участие в дворцовом перевороте, в результате которого император Петр III был свергнут, а новым правителем стала его супруга, вошедшая в историю как Екатерина Великая.

Александр Каменский, историк, декан факультета истории НИУ ВШЭ:

– Петр III в глазах русского общества виделся самодуром, который делает не то, что нужно стране, не то, что нужно обществу, а то, что хочется ему. Он прекратил участие России в Семилетней войне, он заключил мирный договор с Фридрихом II Прусским и подружился с ним. Вот только что была война, вот только что русские люди гибли на полях сражений, а теперь русский император ходит в прусском мундире и страшно гордится тем, что король Прусский произвел его в полковники прусской армии. Это, конечно, был страшно раздражающий момент. Петр и Екатерина поженились совсем юными, они были очень разными. Петр до конца своих дней оставался в сущности ребенком. Она была гораздо умнее его.

Этот брак никак нельзя было назвать счастливым. Достаточно сказать, что Петр изменял супруге со дня свадьбы. В своих записках императрица позднее признается: «Я старалась заставить себя не ревновать человека, который меня не любил. А чтобы не ревновать, не было иного выбора, кроме как не любить его». К тому же все 17 лет их брака Петр открыто третировал свою супругу. Дошло до того, что Петр отдал приказ арестовать Екатерину, и только заступничество придворных спасло будущую императрицу. Для Екатерины это стало последней каплей, и она решила перейти в наступление.

Действовало одновременно несколько групп заговорщиков. Орлов были чрезвычайно важны, потому что они обеспечивали поддержку гвардии. В результате Петр III подписал отречение от престола, после чего был отвезен в Ропшинский дворец и там скончался при невыясненных обстоятельствах. Говорят, что его задушил один из братьев Орловых. А после смерти Петра владельцем Ропшинской усадьбы стал Григорий Орлов. Это был подарок от благодарной императрицы.

Историй Василий Ключевский назвал Екатерину Вторую последней случайностью на русском престоле. Вообще о Екатерине можно говорить разное, отношение у ней у историков довольно неоднозначное. Но одно можно сказать наверняка – благодарной императрица быть умела. И пример Григория Орлова яркое тому подтверждение. Вскоре после восшествия Екатерины на престол вчерашний капитал артиллерии был произведен в генерал-майоры и пожалован графским титулом. Но и тут есть один пикантный момент – Екатерина к этому моменту была уже беременна от Григория. Екатерина даже собиралась выйти за него замуж.

Она посылает одному из своих приближенных, графу Алексею Григорьевичу Разумовскому, фавориту императрицы Елизаветы, потому что ходили слухи, что Елизавета венчалась с Разумовским, как это было, но согласно тому, что мы знаем, Разумовский не дает ответа, он говорит, что «это тайна, которая останется между мной и покойной императрицей». И на глазах у посланного Екатериной какие-то бумаги бросает в огонь. Это не самое главное. Самое главное, что ей Никита Иванович Панин говорит, что Россией может управлять императрица Екатерина Алексеевна, но Россией не может управлять госпожа Орлова.

Тем не менее целое десятилетие Орлов был официальным фаворитом Екатерины, но в 1772 году звезда Григория Орлова закатилась, императрица нашла ему замену в лице 26-летнего корнета Васильчикова, бывшего на 12 лет моложе графа. Эх, молодость, молодость.

Почему они расстались? Ей с ним было скучно. В письмах она пишет, что «я встаю рано, когда всегда слуги еще спят, я встаю и работаю за письменным столом». Орлов храбрый, мужественный, красивый, но он не соответствовал этому уровню, он был человеком довольно ленивым, нередко бывало, что Екатерина работала за столом, заслушивала какие-то доклады, а Григорий на кушеточке дремал.

Это ее раздражало. В качестве прощального подарка Екатерина и преподнесла своему экс возлюбленному село Поречье в Ростовском уезде и прилегающие к нему земли. Это вообще было в правилах любвеобильной императрицы  – отставляя своих фаворитов, они обычно щедро одаривала их деньгами, имениями и прочими благами.

Впрочем, Григорию Орлову, известному своим буйным нравом, царский подарок вполне мог показаться издевкой. Ведь в годы его фаворитства Екатерина пожаловала графу великолепную Гатчину, Мызу Лигово, в непосредственной близости от Петербурга, а тут село в каком-то захолустье. А может быть, после такого подарка Орлов задумал отомстить императрице и придумал столь изощренный способ, как противозаконное строительство. Итак, версия номер 2 – месть бывшего фаворита. Но это версию, пожалуй, тоже стоит признать несостоятельной. Слишком уже изобретательно. А главное, несмотря на то, что любовные пристрастия Екатерины менялись с головокружительной быстротой, одних только официальных фаворитов было более двух десятков, ее хорошее отношение к Григорию Орлову оставалось неизменным.

Еще когда Орлов был фаворитом, была получена грамота о титуле князя Священной Римской империи, но по закону российский подданный не мог принять иностранный титул без разрешения императрицы. И это разрешение Екатерина дает уже после того, как они расстаются.

Сохранилось описание того, как в ноябре 1782 года, то есть через 10 лет после расставания, Екатерина искренне переживала по поводу болезни бывшего возлюбленного. Никогда еще за всю свою жизнь не испытывала она столь тяжелого и тягостного потрясения, как от сего ужасного происшествия, постигшего ее старого любимца, который всегда занимал первое место если не в любовных ее чувствах, то несомненно в ее привязанности. Поведение императрицы свидетельствует о ее безграничной нежности. Она категорически воспретила употреблять для излечения графа жестокие меры и не допускает мысли о том, чтобы запереть его в одиночестве, надеясь на исцеление мерами кротости. Она не только дозволяет до него визиты, но и сама принимает его во всякое время и даже при занятиях наиважнейшими делами. Состояние князя Орлова и бессмысленные его речи трогают ее до слез и удручают настолько, что уже до конца дня не может она ничем заниматься или найти отдохновение в развлечениях.

Известен, впрочем, и такой отзыв Екатерины об Орлове: «Григорий Григорьевич силен, храбр, решителен, но мягок, как баран, и притом с сердцем курицы». Однако важнее другое: что же это за ужасное происшествие, постигшее Григория Орлова?

Увы, на старости лет граф сошел с ума. Причиной этого стала личная драма. В июне 1777 года 43-летний Орлов женился на своей 18-летней кузине Екатерине Зиновьевой. Однако этому событию предшествовал грандиозный скандал в высшем свете. Ведь за руку Зиновьевой Орлов бился с собственным сыном Алексеем Бобринским, матерью которого была сама императрица. Екатерина по этому поводу со смехом сообщала Потемкину: «Наш маленький Бобринский вчера в опере сломал деревянную решетку в своей ложе, поскольку она мешала ему видеть Зиновьеву, а после защищался как лев от графа Орлова, который хотел его пробрать за его страсть. Алексей же отвечал ему с таким умом, что заставил графа замолчать». Князь Щербатов в своем докладе о повреждении нравов в России дополнил эту историю пикантными подробностями. «Граф Орлов 13-летнюю двоюродную сестру свою Екатерину Зиновьеву иссильничал. И хотя после на ней женился, но не прикрыл тем порок свой, ибо уже всенародно показал свое деяние. И в самой женитьбе попрал все священные и гражданские законы». По слухам в 17 лет Зиновьева забеременела от Орлова, и тогда граф назначил ей 100 000 рублей и столько же драгоценными каменьями, но ей нужен был муж. Тогда Орлов вызвал графа Брюля и предложил жениться на Зиновьевой, пообещав солидно приданное. Брюль ответил, что ему есть о чем поразмыслить, и тем же вечером покинул Петербург. В конце концов Орлову ничего не оставалось, как самому жениться на Зиновьевой. И эта новость произвела в Петербурге эффект разорвавшейся бомбы. Дело даже разбиралось в Сенате, который постановил разлучить Григория Орлова с женой и заключить обоих в монастырь.

Однако за Орлова вступилась Екатерина. Она отменила постановление Сената и сделала юную супругу графа статс-дамой, осыпав ее подарками, что по словам французского дипломата Карберона, вызвало большую сенсацию. Но, увы, семейное счастье Григория Орлова оказалось недолгим. Вскоре молодая супруга, доставшаяся ему столько дорогой ценой, умерла от чахотки. Орлов был безутешен, и он переживаний повредился рассудком. Быть может, этим и объясняется его решение построить колокольню до неба, так сказать, сумасшедший – что возьмешь? Итак, еще одна версия строительства колокольни в Поречье – безумие графа Орлова. Но и женитьба графа и его сумасшествие – все это случилось уже после того, как начали строить колокольню. Так что и эта версия, похоже, отпадает.

Хотя получается, что в каком-то смысле, сойдя с ума, Григорий Орлов действительно заплатил головой за строительство слишком высокой колокольни. Может, отсюда и легенда про голову строителя, закопанную в основании колокольни?

Из окутанной зимним туманом Москвы мы отправляемся в Ростов Великий, где еще правит бал золотая осень. По дороге проанализируем имеющиеся у нас факты и зададимся вопросом – а зачем вообще Орлову понадобилось возводить храмовый комплекс? Строительство велось с размахом. Быть может, граф был человеком богобоязненным? Однако никаких сведений, указывающих на это, нет. Напротив, Орлов вел разгульный образ жизни и любил кутнуть. Кстати, эта слабость передалась и его сыну, который проигрывал в карты баснословные суммы к вящему неудовольствию матери-императрицы. Еще одна любопытная подробность: задолго до того, как Поречье стало принадлежать Орлову, князья Бесчастные и Щепины, владевшие селом, построили два прекрасных деревянных храма, однако Орлов приказал их разобрать и на том же месте возвел каменные церкви, включая грандиозную колокольню. Вот и зачем это было делать? Неужели графу некуда было девать деньги? Или в этом был какой-то тайный умысел? Надеюсь, мы скоро все узнаем.

А что если Григорий Орлов организовал строительство на казенные деньги? Заглянем в Ростовский архив и попробуем отыскать там документы, которые пролили бы свет на этот вопрос. Если предположение верно, нетрудно понять, зачем граф затеял в Поречье возведение грандиозной колокольни.

Если Орлов и правда позарился на казенные средства, то ему, разумеется, было выгодно, чтобы общий расход был внушительным. Каждый лишний метр колокольни – дополнительная прибыль. Вот и вся тайна. Была бы возможность, граф наверняка построил бы на казенные деньги целый Москва-сити. В общем, у нас появилась еще одна версия – финансовые махинации. Версия вроде бы правдоподобная, но никаких документальных свидетельств того, что граф осуществлял махинации при строительстве, нам обнаружить не удалось. Кроме того, когда строилась колокольня в Поречье, Орлов уже не был фаворитом и не имел необходимости каждый день менять камзолы. И самое главное – объект госзаказа нужно не только построить, но и сдать. А как Орлов смог бы сдать колокольню, параметры которой прямо нарушали директивы Синода, не самого последнего государственного органа тогдашней России?

Да и вряд ли граф Орлов стал бы так явно демонстрировать свое исключительное положение, говоря по-простому, лезть на рожон. Ведь если бы вскрылось, что при расходовании казенных средств Орлов был не чист на руку, у него могли бы быть крупные неприятности. И никакая симпатия со стороны Екатерины не спасла бы графа, ведь в тот момент у императрицы был уже другой фаворит, всесильный Потемкин, который и сам любил при случае запустить руку в казну, и вряд ли позволил бы делать это кому-то еще.

В музее Ростовского Кремля есть удивительная 3D-экспозиция – трехмерная панорама Ростова и его окрестностей. Поречская колокольня здесь занимает особое место. Смотрите, как она возвышается над всеми храмами и памятниками старины, которыми так богата Ростовская земля. В XVIII веке крестьяне стали подаваться на заработки в большие города в качестве сезонных рабочих. Это называлось отхожим промыслом. Немало отходников было и среди жителей Поречья.

Основная часть мужского населения уходила в отход в Петербург, в Москву. Этот городской менталитет впитывался отходниками, которые несли его на родину, который разбавлял местную традиционную культуру. Отсюда величественное масштабное строительство храмов, в крупном селе эти храмы напоминали губернские города.

Но колокольня в Поречье не просто подражание столичной моде, это случай из ряда вон – ведь она даже выше колокольни Ивана Великого. Самое время вспомнить о запрете Синода. Как же граф Орлов решился нарушить его?

Мы выяснили, что на момент возведения Поречской башни в Российской Империи было как минимум два сооружения, превосходящих по высоте колокольню Ивана Великого. Это Петропавловский Собор в Петербурге и Большая Лаврская башня в Киеве. Позже, уже при Александре I, было возведено еще два здания. Это колокольня Воскресенского собора в Шуе и колокольня Спасо-Преображенского собора в Рыбинске. И у меня вопрос: куда в таком случае смотрел Синод? А существовал ли в действительности запрет Синода строить что-либо выше колокольни Ивана Великого? И действовал ли он на момент строительства колокольни в Поречье?

Действовал ли этот запрет в XIX веке, безусловно, он действовал раньше, колокольня Ивана Великого построена была не в XVIII веке, разумеется. Но XVIII век это вообще совершенно другое время в церковной архитектуре. Если мы с вами посмотрим даже в Москве церкви XVI-XVII века, насколько выше колокольня самой церкви? Она выше, но в XVIII веке она гораздо выше.

Как я ни старался, мне не удалось найти официальный документ, подтверждающий, что такой запрет Синода вообще существовал. Очень может быть, что его и не было. Слухи о его существовании могли быть связаны с Меньшиковой башней. Колокольня Ивана Великого была окончательно сдана в эксплуатацию при Борисе Годунове, в 1600 году. И более века она была самым высоким зданием столицы. Однако в 1707 году князь Меньшиков решил обскакать Годунова, и по его приказу на Чистых Прудах была возведена уникальная церковь Архангела Гавриила, прозванная Меньшиковой башней. Вместе со шпилем она была на 3 метра выше знаменитой колокольни, недаром в народе башню окрестили сестрой Ивана Великого. Средств на строительству башни не жалели, отделка и внутреннее убранство храма поражали своей роскошью. Культовое сооружение могло превратиться в этакое подобие рождественской елки, трещавшей под тяжестью навешанных на нее игрушек. По счастью, Меньшикова вскоре назначили губернатором Петербурга и он переключил свое внимание на Северную столицу. На Меньшикову башню москвичи приходили подивиться целыми семьями. Разумеется, князю сообщали о восторгах, которые вызывает его творение, к вящей радости Меньшикова. Однако радовался светлейший князь недолго. Через пару месяцев в башню попала молния и 30-метровый шпиль был разрушен. В народе тут же пошли слухи, что это наказание светлейшему за его непомерную гордыню. Ведь прежде на месте Меньшиковой башни стояла церковь Архангела Гавриила, возведенная еще при Иване Грозном, но Меньшиков приказал ее снести и построить свою, да еще и выше самого Ивана Великого. Вот, мол, и поплатился. Кстати, башня потом еще в течение нескольких десятилетий стояла обезглавленной. После того, как Меньшикова башня утратила свой великолепный шпиль, колокольня Ивана Великого снова оказалась самым высоким зданием Москвы на целых полтора столетия. А затем самым высоким зданием столицы стал освященный в 1883 году Храм Христа Спасителя. Но через полвека он был взорван большевиками, и колокольня Ивана Великого стала опять самым высоким зданием столицы. То есть у мистически настроенных людей вполне могло сложиться впечатление, что любое здание, посягающее на высотную гегемонию колокольни Ивана Великого, обречено. Однако это, конечно же, не так. В 1952 году колокольню превзошла высотка на Котельнической набережной, а годом позже чемпионом Москвы по высоте стало главное здание МГУ, оно почти в три раза выше колокольни Ивана Великого. Да и вообще все семь сталинских высоток превосходят по высоте знаменитую Кремлевскую колокольню, и все они благополучно стоят и поныне. Я надеюсь, что такая же долгая и счастливая жизнь ждет и другие высотки, воздвигнутые уже в XXI веке.

И все-таки по мнению экспертов, хотя официального документа, запрещающего строить что-либо выше колокольни Ивана Великого, скорее всего не существовало, негласный запрет все же действовал. Лучшее этому подтверждение тот факт, что за более чем полтора столетия, прошедшие со времени возведения колокольни Ивана Великого, до строительства Поречской башни в стране появилось всего два здания, обогнавшие по высоте святыню Кремля. Причем понятно, что для Петропавловского собора и колокольни Киево-Печерской Лавры просто сделали исключение. Однако, если запрет действовал, зачем строителям колокольни в Поречье понадобилось злить высокое начальство? Тем более что Григорию Орлову, как мы выяснили, не было в этом нужды. Отправляемся в Поречье, чтобы уточнить все на месте. Но тогда кто же сей указующий в небо перст решил сделать столь высоким? Остается лишь одна возможная кандидатура, отвергнутая нами в самом начале. Это Алексей Козлов, архитектор колокольни. Но зачем ему, коренному поречанину, понадобилось идти на такой риск? Возможно, как раз из патриотический соображений, чтобы вернуть Поречью былое величие.

Село Поречье стало известно в XIV веке как место княжеской охоты. Тогда оно называлось Поречье-Ловецкое. Потом село переименовали в Поречье-Рыбное. При царе Михаиле Федоровиче жителям села было пожаловано исключительное право ловить рыбу в озере Неро, на котором стоит Ростов Великий. «Рыбными ловлями в том озере владеть и опричь их ловить рыбу никому там не велено». К концу XVII века поречане привозили в столицу аж по 40 возов рыбы, а каждый воз – это 20 пудов. Ерши, окуни, щуки, то есть фактически Поречье обеспечивало рыбой всю Москву и не только Москву. Но при Петре I все изменилось. Император пожаловал озеро Неро со всеми втекающими и вытекающими своему соратнику Мусину-Пушкину за доблесть, проявленную им в Полтавской битве, в которой Мусин-Пушкин потерял сына. Легкость, с которой Петр отдал своему товарищу легендарное озеро, объясняется еще и тем, что царь испытывал к озеру Неро личную неприязнь. Впервые он побывал здесь еще в молодости, когда искал место для дислокации своей потешной флотилии. Тогда царь взглянул на это озеро Неро и обозвал его Ростовской лужей. С тех пор старался сюда более не заглядывать. Мусин-Пушкин передал рыболовецкую привилегию жителям другого села – Угодичи. Поречские рыбаки теперь должны были выкупать право рыбной ловли, а стоило оно недешево. Такая рыбка была Поречью не по карману, а его жителям пришлось переквалифицироваться в огородники.

Любопытно, что возрождению Поречья способствовал тот же человек, из-за которого прежде село пришло в упадок.

Петр I как-то посетовал купцам в беседе, что в Москве и в Петербурге очень часто люди болеют холерой и чумой, и приходится за границей покупать за огромные деньги лекарства, но они не помогают. И тогда купцы сказали, что в Ярославской губернии, в селе Поречье есть крестьяне-земледельцы, которые на всех своих неугодных землях выращивают травы, тем и лечатся. Он прислал своих в Поречье, и фактически поречане вылечили тогда москвичей и петербуржцев от холеры.

В благодарность Петр I отправил особо перспективных поречан учиться в Голландию.

Огородничество оказалось делом прибыльным и самым благоприятным образом сказалось на состоянии села. К середине следующего, XIX столетия, в Поречье стояло уже несколько десятков каменных домов в два и три этажа. Не в каждом уездном городе было столько. И полтора десятка улиц, вымощенных булыжником. Вообще именно овощной промысел вернул Поречью было величие. В 1880 году здесь была основана консервная фабрика Павла Коркунова, основным направлением деятельности которого, как следует из анкеты 1889 года, стала заготовка горошка, бобов и шпината.

Консервный завод в Поречье существует и сегодня, но таких деликатесов там уже не выпускают. От поречских старожилов мы узнали еще одну интересную подробность – зодчий Алексей Степанович Козлов, построивший великолепную колокольню, был сыном местного старосты, а значит, он сызмальства привык гордиться Поречьем. И вполне понятно желание Алексея Козлова вернуть родному селу былую славу. Вот он и решил построить здесь самую высокую колокольню, которая будет видна если не из Москвы, то из Ростова точно, несмотря на то, что Ростов находится на другом берегу озера Неро. Зодчему из Поречья, похоже, действительно удалось поднять престиж родного края. Поречская колокольня прославила село на всю Россию. К началу XIX века Поречье стало крупнейшим после Ростова населенным пунктом Ростовского уезда. 2 000 жителей, каждый пятый дом каменный, а стоявшие в центре две церкви во главе с колокольне по праву считались богатейшими в губернии. Еще бы, на одном из верхних ярусов колокольни были великолепные башенные часы с четырьмя циферблатами. А голос Поречской башни обеспечивали с десяток колоколов, самый большой из которых весил более 500 пудов. Колокола изъяли в начале 30-х на нужды индустриализации. А часы сгорели еще во время Гражданской войны. И только золотой крест с распятьем с верхушки колокольни большевики снять поленились, это сделали уже в лихие 90-е. Тогда же сожгли и административное здание церкви Никиты Мученика, там находился сельский клуб, ставший жертвой разборок между конкурирующими преступными группировками. И все же, возвращаясь к строительству Поречской башни, как Алексею Козлову удалось обмануть госкомиссию, приехавшую принимать колокольню?

Пореченские крестьяне были настолько смышлеными и хитрыми, что они сделали следующее: ночью всем поселком, всем мужским населением таскали в корзинах землю, чтобы засыпать нижнюю часть колокольни. Тем самым они сделали холм и получилось, что от холма до креста было немножко меньше, чем расстояние у Ивана Великого.

Ну, а когда чиновники, удовлетворенно покивав, уехали, нижний ярус колокольни откопали. История, конечно, классная, но не очень правдоподобная. Хотя бы потому, что высота нижнего яруса 8 метров. И чтобы засыпать его по периметру землей, понадобилось бы сотни самосвалов. В XVIII веке никаких самосвалов не было. Так как же поречане умудрились натаскать столько земли?

Существует масса слухов. И по поводу запрещения строительства Синодом объекта выше колокольни Ивана Великого. Это не более, чем мифы.

Нам представляется все куда проще. Дело в том, что Поречье располагается по берегам реки Сара, и тот берег, на котором колокольня, имеет более крутой спуск к реке. Если смотреть на Поречскую башню с центральной улицы, то она кажется меньше, чем на самом деле, потому что стоит на как бы спускающемся вниз склоне. Наверное, оттуда ее и демонстрировали приехавшей комиссии. А уж дотошно мерять высоту по-видимому никто не стал, поверили архитектору на слово. Эта версия мне кажется более правдоподобной, хотя, конечно, история про засыпанный землей, а потом откопанный нижний ярус, звучит гораздо эффектнее. И едва ли зодчий Козлов поплатился головой за свое детище. Граф Орлов никогда не отличался жестокостью по отношению к своим дворовым людям и наверняка не стал бы выдавать проштрафившегося архитектора по запросу Тайной канцелярии. Да и не было, судя по всему, такого запроса. Так что история с отрубленной головой, закопанной в основание колокольни скорее всего просто мрачная легенда, отчасти связанная с тем, что возле колокольни находится старинное кладбище, на котором обрели покой многи поречане. Возможно, и построивший колокольню Алексей Козлов. Впрочем, тут-то и начинаются настоящие открытия: по мнению некоторых экспертов архитектором колокольни в Поречье мог быть вовсе не Козлов.

Козлов по документа проходит как церковный староста, который мог руководить и помогать строительству такого объекта. Проект самой колокольни скорее всего является проектом какого-то крупного, известного архитектора того времени. Возможно, это проект Александра Цуканова, крепостного архитектора графа Орлова. Потому что если мы возьмем в этом архитектурном ансамбле, где стоит колокольня, церковную ограду, которая не сохранилась, ее проект в 1812 году делал Александр Цуканов. Проект Цуканова перерабатывается, вносятся изменения, ставятся по углам башенки, то есть третьестепенный объект в этом ансамбле, а в его создании принимали участие какие архитекторы. А что говорить о колокольне?

Мы сделали и еще одно открытие. Похоже, колокольня в Поречье строилась не столько на деньги Орлова, сколько на средства жителей села, то есть крепостных горожан.

Никоим образом нельзя сказать, что колокольню в селе Поречье построил граф Орлов. Ее построили его крепостные крестьяне, обладавшие значительным капиталом. Крестьяне-огородники и торговцы. В воспоминаниях сына графа Орлова есть запись, что «строительство Собора Петра и Павла обошлось местным крестьянам в 50 000 рублей, что мы сами не вложили в это ни копейки, крестьяне все сделали сами». Сохранились упоминания о пожертвованиях богатых крестьян, которые жертвовали по 2, по 3, по 5 тысяч рублей на строительство храма. Это большие деньги для того времени.

Колокольня – памятник не только федерального значения, это памятник мирового значения, потому что эта колокольня была воздвигнута именно крестьянами, которые хотели прославить свой поселок, им хотелось выделиться на карте всего мира, построив самую высокую колокольню.

Сегодня Поречье переживает не лучшие времена, сказывается тяжелое наследие советского и постсоветского времени.

Колокольня находится сейчас в плачевном состоянии. Как мы видим, она все больше и больше разрушается, появляются новые трещины, появляются новые сколы.

И хотя реставрация колокольни в Поречье вроде бы начата, идет она куда медленнее, чем хотелось бы.

А между тем Поречская башня – это настоящий шедевр русского зодчества. Она ведь интересна не только своей высотой, хотя и сегодня она удерживает своеобразный рекорд, это самая высокая сельская колокольня в России. Кроме этого это еще и уникальный памятник середины XVIII века, собравший в себе все архитектурные нюансы своего времени. Будет обидно, если это диво, пережившее две революции и три войны, погибнет в мирное время просто по причине безразличного отношения окружающих.

Мы должны быть благодарны тому народу, который ставил такие памятники. Наша задача хотя бы не дать этим памятникам разрушиться окончательно.

Автор — Александр Крастошевский

Tags: , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте