Колокола. Сайт о колоколах и звонах. Купить колокол, отлить колокол, приобрести колокола для храма http://www.kolokola.com Колокола, литье колоколов, купить колокол Wed, 15 Nov 2017 23:52:30 +0000 ru-RU hourly 1 https://wordpress.org/?v=4.7.9 В Биробиджане юным звонарям преподал урок сам правящий архиерей http://www.kolokola.com/archives/5103 Wed, 15 Nov 2017 20:10:18 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5103 Стоять на малопонятной церковной службе – занятие не из легких. А вот стать активным участником происходящего – это то, что помогает людям любого возраста полюбить богослужение. Особенно важно включиться в процесс для детей. В Биробиджане ребят обучают колокольному звону. Юным звонарям преподал урок сам правящий архиерей.

Мастер-класс по колокольному звону провел владыка Ефрем для биробиджанских детей. Импровизированный урок прошел на звоннице Благовещенского кафедрального собора. Девять колоколов, у каждого свое звучание. Все вместе они способны создать полноценную мелодию. Конечно же, в руках мастера своего дела.

Епископ Ефрем, Биробиджанский и Кульдурский: «В рамках реализации грантового проекта «Малиновый звон» на базе социально-просветительского центра Биробиджанской епархии реализуется проект по обучению детей основам колокльного искусства. Это цикл занятий, который включает теорию, историю колокольного звона, рассказывают, как колокола устроены, как они отливаются».

Таким образом, сегодня ребята узнали, что самый тяжелый в мире колокол весит 200 тонн. Именуется он Царь-колокол и пребывает на территории Московского Кремля. Он никогда не звонил. А вот самый тяжелый рабочий колокол весом 75 тонн находится в Троице-Сергиевой Лавры. Самый маленький колокол весит всего пять килограммов. Ребята узнавали новое с большим интересом. Для многих эти занятия станут основой для будущего, в том числе для поступления в семинарию.

Проект, одобренный в рамках конкурса «Православная инициатива», завершится в начале сентября, когда все его участники будут заняты в фестивале колокольного искусства, посвященном 220-летию со дня рождения святителя Иннокентия Вениаминова, просветителя Дальнего Востока.

Телеканал «Союз»

]]>
Маркина Светлана Павловна. О формообразуюзих принципах в колокольном звоне http://www.kolokola.com/archives/5119 Wed, 27 Sep 2017 20:10:23 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5119 Я пытаюсь рассматривать колокольный звон в соотношении с другими видами колокольного искусства, поскольку все они имеют сходные или даже единые принципы. Все богослужебное искусство можно назвать иконосферой: есть иконы пространственные, есть иконы времени – это как раз богослужебное пение и колокольный звон. И в таком ракурсе, мне кажется, наиболее полно можно выразить идею звона и формообразующие принципы.

Для колокольного звона, как и для всего богослужебного искусства, характерна совершенно особое отношение к своему прошлому. Если светское искусство отталкивается от прошлого и настоящего, устремлено в будущее, увлечено поиском новых форм, стилей, письма, новых художественных приемов и выразительных средств, то богослужебное искусство напротив направленно в прошлое, к своим истокам, живет связанностью с ними. Именно сохранение традиций канонических форм в церковном искусстве способствует сохранению богослужебного качества этого языка. Здесь нет устаревших, отживших форм и жанров, наоборот – чем древнее такое искусство, тем ближе оно к первообразу, тем явственнее, ощутимее в нем присутствие божественных энергий.

В определенный период истории богослужебное искусство поддалось влиянию светских художественно-языковых форм. Это было связано с изменением мировоззренческих установок в обществе: монашество перестало быть ориентиром и идеалом для мира. В иконописи утверждается принцип живоподобия, в храмовой архитектуре – барочные формы с яркостью красок, с обилием декоративных элементов, в богослужебное пение вводится многоголосие и вместе с ним тональное ладогармоническое мышление, причем это происходит очень стремительно. Удивительно, что такие значительные преобразования музыкального языка совершенно не коснулись колокольного звона. Наверное, в силу специфики самого инструмента колокольный звон не поддался влиянию новых форм. В этом его огромное преимущество в сравнении с богослужебным пением, поскольку, как оказалось, очень сложно избавиться от принципов многоголосного музыкального языка. Очень прочно внедрились они в сознание, в музыкальное мышление современного человека.

Почему возрождения знаменного пения сегодня идет с таким трудом? Какие же задачи, установки нового музыкального языка оказались невыполнимыми на звоннице? Зарождение светской музыки связано с идеей разделения рельефа и фона, с выявлением главного и второстепенного, что привело в конечном итоге к обособлению музыкальной темы и превращению ее в замкнутое целостное мелодическое образование. В колокольном звоне нет главного и второстепенного. Выделение чего-то одного на фоне другого в принципе невозможно. Отчасти это связано с тем, что невозможно сыграть на колоколах какую-то красивую выразительную мелодию, создать законченную музыкальную мысль. Арсенал колокольных наборов ограничен. И вообще колокольный звон это искусство скорее темброво-ритмическое, а не мелодическое.

Есть в нем мелодические элементы, ритмические формулы, из которых сплетается музыкальная ткань звона, но нет среди них главного элемента. Есть в звоне три звуковых пласта и три группы колоколов, но нет ведущей. Здесь все одинаково важно, любой элемент. И помимо технических причин есть этому еще и богословское объяснение. По мысли Леонида Александровича Успенского, автора фундаментального труда «Об иконе», с пришествием Бога слова в мир, появляется новый род символов. Любой элемент христианской культуры становится словом, исполненным смысла. Близкую этой мысль встречаем у Владимира Ивановича Мартынова, это современный композитор, исследователь древнерусского пения. Он пишет: «Богослужебнопевческие звуки есть особая форма существования слова». И мы можем продолжить эту мысль: звук отдельного колокола содержит в себе благую весть во всей ее полноте. Поэтому благовест, звон в один большой колокол, ничуть не менее значим в сравнении со звучанием всех колоколов. Кстати, у Мартынова есть еще такая фраза: «Любой элемент богослужения содержит в себе информацию всей иконосферы», то есть всю полноту смысла.

Подытожим сказанное словами отца Павла Флоренского: отсутствие теневых, фоновых моментов в богослужебном искусстве он объясняет наличием в иконе лишь подлинной реальности, подлинного бытия, что позволяет охарактеризовать церковное искусство в целом как безграничное возрастание в бытии, как взыграние света. Только свет этот, эта подлинная реальность, может иметь разную степень явленности.

Еще одна идея, утвердившаяся в западном европейском музыкальном мышлении, это идея становления музыкального образа со всеми фазами становления: зарождение, развитие, борьба антагонистических сил, преобразование, выведение исходного образа на новый уровень. И эта идея оказывается чуждой богослужебному искусству, ведь истина наличествует в таком искусстве еще до момента звучания, до момента воплощения. Поэтому и в звуковом ее образе нет ни полноты, ни совершенства, потому что невозможно его как-либо развивать, он может лишь разворачиваться, раскрываться во времени. Поэтому музыкальные богослужебные формы принципиально разомкнуты, они могут длиться бесконечно, поэтому колокольный звон не завершается, а скорее обрывается ударом «во вся».

И третий организующий принцип в западноевропейской музыкальной системе, также связанный с линейным восприятием музыкального времени, это тональная система и сопутствующие ей функционально-гармоническая логика. Этот принцип невозможно применить в колокольном звоне, поскольку колокола не настраиваются по мажорному или минорному звукоряду. Традиция подстройки колоколов существовала, например, чтобы набор давал мажорное трезвучие, но это скорее западная традиция. Даже в случае настроенного набора в рамках единого аккорда невозможна никакая функциональная логика.

Очевиден тот факт, что принципы нового музыкального языка невозможны даже технически, невозможно их применение в колокольном звоне. Соответственно, невозможно воплотить эту драматургическую идею нового музыкального искусства. Какие же тогда собственные формообразующие принципы существовали и существуют в колокольном звоне? Таких принципов два – остинатность и вариантность. Вот как раз о чем сегодня говорилось уже. Повторение и вариантное преобразование. Остинатную функцию в звоне выполняет педаль, басовый колокол и не только. Какой-либо мелодический элемент или темброво-ритмический комплекс также может поддерживать эту функцию. И вариантность возможна на разных уровнях: внутри единого пласта могут быть мелодические и ритмические варианты; на стыке разных пластов, в различных соединениях мелодических и ритмических форм; вариантность может выражаться в приемах уплотнения и разреживания фактуры звона, а также в смещении акцентов. Тут возможны, наверное, какие-то еще приемы – все их не перечислить. Главное, в чем заключается искусство звонаря, найти необходимый баланс между этими двумя принципами – остинатностью и вариантностью. Если мы уклоняемся в сторону одного из них, например, остинато, то получаемый безжизненный, механичный, схематичный звон. В чрезмерном увлечении поиском новых вариантов есть опасность слишком удалиться от исходной музыкальной формулы. Так что этот скрепляющий элемент исчезает, забывается и форма звона, соответственно, рассыпается.

Эти два принципа в проекции на все богослужебное творчество выражаются в двух творческих установках: каноничности и импровизационности. В древнерусском богослужебном пении присутствовали оба этих начала. Каноничность выражалась в наличии канонизированных мелодических формул, а импровизационность – в умении распевщиков их мастерски комбинировать. В современной гармонизации древних распевов так же есть исходная канонизированная мелодическая модель, сам этот распев, и ее творческое гармоническое переосмысление. И в иконописном искусстве всегда существовали канонические правила, но их наличие не отменяло индивидуального авторского решения. Почерк больших мастеров всегда узнавался.

Только на первый взгляд канонические формы и правила сдерживают, ограничивают богослужебное творчество. В действительности же, как пишет отец Павел Флоренский, в канонических формах легко дышится. Они лишь оберегают иконописца, песнетворца и звонаря от чрезмерного увлечения создаваемым образом так, чтобы образ этот не заслонил истины.

]]>
Ищенко Юрий Владимирович. «Колокололитейные заводы города Саратова» http://www.kolokola.com/archives/5117 Sun, 24 Sep 2017 20:10:08 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5117 Для настоящей темы важно отметить, что колокололитейное мастерство по общему мнению исследователей одно из самых важных ремесел, в том числе и в церковном искусстве. Не случайно еще в Древней Руси литье колоколов ставили выше, чем зодчество. Даже при современном уровне развития технологий литье колоколов – это очень сложная техническая задача. Она требует больших предварительных исследований, подготовки трудоемкой и длительного процесса изготовления колоколов.

В России колокольное литье развивается с середины XIII века. Необъятные просторы России способствовали тому, что получили развитие именно большие колокола, поскольку звук должен был распространятся на как можно большее расстояние. Уже с XVI века в России начинают отливаться гигантские колокола. В XVII веке русская литейная традиция достигает своей наивысшей точки и окончательно формируется. В этот период складывается устойчивая и эффективная система обучения литейному делу. Все это обусловило возможность отлить всем известный Царь-колокол. В 1735 году он был отлит, затем разрушен, и 1836 году он был восстановлен на то место, где сейчас и находится.

Первоначально отливкой колоколов занимались отдельные мастера, некоторые из них оставили непревзойденный след в истории. Начиная с правления Федора Романова, это первая половина XVII столетия, отливкой колоколов занимался Московский Пушечный двор. Он же являлся и главной школой, которая готовила мастеров-литейщиков. И в 1686 году один из мастеров-литейщиков, Федор Моторин, стал основателем первого в России частного колокольного завода в Москве.

К началу XIX века по данным исследователей в России существовало уже порядка 30 колокололитейных заводов. Свои заводы имелись и в Саратове. По данным краеведческом литературы по крайней мере до недавнего времени придерживались мнения, что было три колокололитейных завода в Саратове. На самом же деле судя по всему их было два. На этом вопросе я несколько позже остановлюсь.

Первым заводом в Саратове, хотя все они были открыты практически одновременно, стал завод купчихи Олимпиады Ивановны Медведевой. Он был открыт в 1816 году. Оба завода располагались на пересечении улиц Веселой и Вознесенской. Улица Веселая стала официально именоваться так с 1886 года по причине того, что на этих заводах колокола часто испытывали и там постоянно слышались звоны. На заводе производилась отливка колоколов разного веса из красной штыковой меди и олова, то есть использовались очень качественные материалы. На заводе также происходила переливка старых и разбитых колоколов. Неслучайно на некоторых фотографиях видно, что на набережную свозили эти колокола и сваливали. Это происходило именно по той причине, что на заводах в Саратове не только отливали новые колокола, но и переливали старые.

Изготовление и сбыт колоколов осуществлялись по заказу, но завод торговал и готовыми колоколами со склада. Завод также имел свою лавку на ярмарке, проходящей в Нижегородской губернии. Таким образом он имел возможность распространять свои колокола по всей России. Более того, самые большие колокола, которые отливались на Саратовских заводах, были отлиты не для Саратовских церквей, а для церквей других губерний. При заказе и продаже готовых колоколов допускалось использование кредитования – это тоже способствовало обороту. Сроки и выплаты по кредиту устанавливались по взаимному согласию завода с покупателем. Это все способствовало распространению. Была традиция иметь в каждой церкви колокола, то есть даже самые бедные деревенские приходы старались иметь свои колокольни и свои колокола и каким-то образом старались их приобрести. Изготовление колокола – это очень дорогостоящее мероприятие даже по нынешним временам, а по тем временам тем более. Для людей, для приходов это было очень дорого. Тем не менее сила традиции заставляла их изготовлять, и экономический механизм, который колокольные заводы использовали, то есть торговля в кредит, торговля на ярмарках – это все способствовало расширению оборота. Журнал «Церковные ведомости», и в номере от 1900 года отмечалось, что, несмотря на дороговизну металлов, завод имеет много заказов.

Вторым заводом, который успешно функционировал в Саратове, был завод Кеменева. Так он стал называться с 1893 года. До этого он назывался заводом Гудкова, так как им владели братья Гудковы, там было три брата, основателем был купец. Вообще для всех саратовских заводов характерно то, что они создавались как предприятия, обслуживающие торговые интересы купечества, то есть при помощи и финансировании купцов. Они выступали своего рода посредниками между благотворителями, как сейчас бы сказали, спонсорами, которые жертвовали колокола церкви, и приходами с одной стороны и купцами, которые изготовляли эти колокола в порядке торговли. Завод Кеменева тоже был основан в 1816 году, по другим данным в 1817 году. Первоначально им владели братья Гудковы, затем с 1893 года владельцем завода стал их племянник Кеменев Николай Васильевич, который владел им до 1914 года, а затем владелицей стала Анна Васильевна Чирихина, знаменитая купчиха Саратова.

География распространения саратовских колоколов была очень велика: губернии европейской части России, Кавказ, Закавказье, Урал, Средняя Азия, Поволжье и область войска Донского, то есть казачьи области. Примерно 195 колоколов весом больше 50 пудов звонили по церквам и монастырям этих регионов. Многие приходы, которые использовали саратовские колокола, присылали благодарственные отзывы. Например, викарий Саратовской епархии в своем письме Николаю Васильевичу Кеменеву отмечал, что «колокола, отлитые на вашем заводе, всегда отличались превосходным звоном». Крестьяне одного из сел Енисейской губернии отмечали внешнюю красоту колокола и его безукоризненную чистоту работы: «Великолепен был и звон колокола – приятный, сильный, чистый, что доказывало, что он изготовлен из очень качественного материала». Так же, как и завод купчихи Медведевой, завод Кеменева имел свою лавку на периодически проводимой ярмарке в Нижнем Новгороде, торговал готовыми колоколами со склада, как правило, небольшого веса, и осуществлял продажу в кредит или в рассрочку в зависимости от договоренности. Все это тоже способствовало тому, что колокола достаточно успешно продавались.

В 1895 году на заводе Кеменева был отлит благовестник с надписью: «Дар городу пожертвован усердием саратовского купца Василия Федоровича и жены его Екатерины Филипповны Любимовых». На колоколе есть изображение: барельефы двух икон. В роли благовестника этот колокол выступает сейчас на колокольные Свято-Троицкого собора. До этого он пятьдесят пять лет примерно провисел под сценой Саратовского театра оперы и балета.

В 1896 года саратовские колокола завода Кеменева были удостоены серебряной медали, а на саратовской выставке в 1899 году большой серебряной медали.

Некоторые регионы, где колокольное производство было достаточно налажено, все равно заказывали колокола в Саратове. Так, к примеру, крупный колокол в 740 пудов был заказан в село Пурех Нижегородской губернии, хотя это село занимало первое место по производству колокольчиков и бубенчиков. Большие колокола они не делали, поэтому они заказывали их в Саратовской губернии. Самый большой колокол, который был отлит на заводе Кеменева, был отлит для кафедрального собора Казани, он весил 1575 пудов, более 25 тонн. Также для Александро-Невского собора были отлиты колокола, но весом чуть более пятисот пудов, а еще для Старо-Никольской церкви, Троицкого собора и для некоторых других саратовских церквей.

В 1914 году, по другим данным в 1916, из-за неудовлетворительного финансового положения, то есть, видимо, это было связано с Первой мировой войной, когда товарно-денежный оборот сошел на нет, не было достаточных ресурсов у церквей, у населения, чтобы закупать колокола, завод переживал не лучшие времена, и его пришлось передать купчихе Анне Васильевне Чирихиной, которая была дочерью первого основателя завода – Василия Викуловича Гудкова. То есть в принципе на протяжении всего существования завод Гудковых-Кеменевых находился в руках этого семейства. В июле 1917 года, накануне Октябрьской революции, Чирихина, предчувствуя, что в дальнейшем будет национализация, продает завод вместе с дворовым местом крестьянам Саратовской губернии.

Есть мнение, что в Саратове был третий завод, который называли заводом Кутина. Дело в том, что Анна Васильевна в 70-е годы выходит замуж за купца Кутина и меняет фамилию. У Кутина тоже был завод, находился он в районе поселка Затон, в 13-ом году этот завод снесло оползнем. Он к тому времени назывался завод «Работник», его следы затем теряются. Видимо, по этой причине произошла путаница – выдвигалась версия, что в Саратове три завода было. На самом деле все-таки я склоняюсь к тому, что было два завода. Допускаю, что на заводе Кутина выпускали, может быть, элементы, которые использовались для изготовления колоколов. Другим свидетельством того, что все-таки было два завода, является тот факт, что в справочнике от 1910 года о промышленных предприятиях Саратова перечисляется только два завода.

И в заключение можно сделать вывод, что в дореволюционный период Саратов был одним из крупнейших городов Поволжья: население к началу XIX века составляло более 200 000 человек. Оно, конечно, с большим отрывом уступало крупнейшим городам – Москве, Петербургу, Казани, но тем не менее это был очень крупный город в те времена. Саратов становится одним из ведущих центров колокололитейного производства. Не случайно 30 заводов в России и 2 завода располагались как раз в нашем городе.

Колокольные заводы были основаны и функционировали прежде всего как торговые предприятия, которые обслуживали интересы саратовского купечества. Можно допустить отдельные случаи дарения колоколов от лица владельцев завода, но таких свидетельств я не обнаружил. Несмотря на то, что владельцы заводов не дарили эти колокола церкви, тем не менее они очень широко занимались благотворительностью. Например, купчиха Медведева построила гинекологическую клинику там, где сейчас находится «Дом здоровья». Она финансировали эту клинику. В советские годы там, по-моему, больница располагалась, а сейчас там какой-то магазин или аптека под названием «Дом здоровья».

В целом саратовские колокололитейные заводы функционировали как производственно-торговые предприятия, использующие все современные и доступные на тот момент экономические средства обмена, то есть торговлю в кредит, торговлю со складов и на ярмарках, изготовление на заказ. Сила традиции русского общества и экономические механизмы создавали большой спрос на эту продукцию. Важно отметить, что изготовляемые на саратовских заводах колокола отличались высоким качеством, о чем свидетельствуют используемые для изготовления материалы и приведенные выше положительные отзывы.

]]>
Профессия звонарь http://www.kolokola.com/archives/5097 Wed, 20 Sep 2017 20:10:04 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5097 Играть на любом музыкальном инструменте очень легко: все, что для этого требуется, — нажимать в нужное время на нужную клавишу . А играть он будет сам.» ―Иоганн Себастьян Бах.

Звонарь в храме — это послушание по совместительству. Обычно, звонарь — он же алтарник, он же певчий, он же сторож. В больших соборах и монастырях все же есть штатные звонари.

Самый лучший и эффективный способ обучению звону — через руку. Когда занятия проходят на настоящих колоколах, а преподаватель  передаёт своё мастерство, управляя руками ученика. Так развивается мышечная память и развивается координация движений.

Насколько быстро можно научиться? Все зависит от подготовки и данных будущего звонаря. Конечно, музыкальное образование и чувство ритма помогают освоить звон быстрее. Но, как и в любом другом деле, главное практика. Чем больше и чаще звонишь, тем лучше владеешь инструментом. Это своего рода «налёт часов».

Главные секреты мастерства от руководителя московской школы звонарей Ильи Дроздихина :

1) не надо бояться колоколов — надо звонить смело,

2) чем быстрее звонишь, тем красивее получается,

3) нельзя останавливаться во время звона и нарушать ритмическую основу,

4) простота залог успеха, не надо сразу замахиваться на сложные ритмы. Можно звонить просто и разнообразно.

]]>
Традиция колокольного звона http://www.kolokola.com/archives/5095 Sun, 17 Sep 2017 20:10:52 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5095 Появление колоколов и христианской традиции колокольного звона связано с именем святителя Павлина Милостивого. Именно он считается родоначальником традиции колокольного звона.

Первые колокола раскачивались, ведь прообразом для их изготовления служил цветок-колокольчик. В русской традиции звона примерно с XVI века происходит переход с раскачивания колоколов на привычный нам сейчас язычный принцип звона.

Сложно ли научиться? Нет, не сложно. Колокола — один из самых простых в освоении музыкальных инструментов. Конечно, есть свои секреты, есть мастера. Но простой звон можно освоить всего за одно-два занятия.

Колокольный звон был всегда самобытным искусством, отсюда особенности необычной развески колоколов в отдаленных храмах и своя манера звона.

Конечно, в городских храмах и рядом с крупными монастырями звонили более классическим звоном.

Что же такое классический русский звон? Это распространившийся звон в русской манере на основе традиций звонов Троице-Сергиевой Лавры, Новодевичьего монастыря и Ростова Великого. Это городской звон с четкой ритмической основой. В его основе лежит строгий ритм большого колокола, который как метроном отмеряет начало каждого такта. На средних колоколах исполняется перебор, а малые колокола выводят ритмичную трель.

Были ли какие-то другие традиции? Конечно, были, но, к сожалению, они были утрачены после революции. Скорее всего они не имели выразительных особенностей, поэтому не получили широкого распространения.

Специальных школ звонарей до революции не было. Как же происходило обучение? Звон передавался от учителя к ученику непосредственно на колокольне. Все прихожане немного умели звонить. На Пасху и во дни светлой седмицы они поднимались на колокольню и получали навыки.

Никому даже в голову не могло придти записать колокольный звон. Аудиозаписей дореволюционных звонов не сохранилось. Мы находили информацию о звукозаписи на грампластинке звонаря-виртуоза Константина Сараджева во время его пребывания в Гарварде, но эта запись также была утеряна. Поиски проходили в США в библиотеке Конгресса, но не увенчались успехом.

В XIX веке в России появились энтузиасты-кампанологи: протоиерей Аристарх Израилев, записавший нотами звоны Ростова Великого, звонарь Смагин составивший звоны Александро-Невской Лавры.

Сейчас в России обучением звонарей занимается известная на весь мир Школа Звонарей Ильи Дроздихина, выпускниками которой стали более 1000 человек из различных уголков мира. Будущим студентам на выбор предлагается очное, дистанционное и ускоренное обучение.

До нас дошли без изменений всего несколько традиций звона: Ростова Великого, Троице-Сергиевой Лавры, Новодевичьего монастыря и Псково-Печерского монастыря. На этих звонах и строится вся современная русская традиция звона и наша задача сохранить русский звон в его былом величии.

]]>
Классический вес русских колоколов http://www.kolokola.com/archives/5100 Wed, 13 Sep 2017 20:10:15 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5100 Старая русская мера веса — пуд. Даже сейчас, спустя столетие после перехода на килограммы и тонны, колокололитейщики чтут традиции предков и указывают вес колоколов по старинке.

Один пуд = 40 фунтам = 16,38 кг.

В чем секрет старого веса? Дело в том, что русский профиль в сочетании с классическими весовыми характеристиками даёт наибольшее благозвучие.

В старых таблицах колокололитейщиков, приводимых ими в качестве прайс-листа, вы найдёте четкое соответствие меры веса с благозвучными интервалами: 0,5 пуда, 1 пуд, 2 пуда, 5 пудов, 10 пудов… В таблицах Оловянишникова комплекты по 10-15 колоколов: звон в 500 пудов, звон в 1000 пудов, звон в 2000 пудов.

Классические сверхтяжёлые колокола размещаемые на самых значимых колокольнях почти всегда соответствуют 500 пудам, 1000 пудам, 2000 пудам, 4000 пудам.

Крайне редко можно встретить промежуточные колокола. Случайность или закономерность? Старые литейщики знали секрет благозвучных колоколов и удачно его использовали в своей работе.

Нам же не стоит ничего выдумывать, а обратить внимание на опыт прошлых поколений и руководствоваться им. Все придумано до нас.

]]>
Ярешко Александр Сергеевич http://www.kolokola.com/archives/5111 Sun, 10 Sep 2017 20:10:11 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5111 Когда мы, несколько энтузиастов, в начале 70-ых годов, потом в 80-е возрождали колокольное искусство, нам приходилось гораздо труднее. Мы не могли произнести слово церковь, тем более православие. Но мы находили пути, верные пути. Я, например, изучал колокольный звон как искусствовед, как историк музыки по произведениям великих русских композиторов. Вы знаете, это находка была. Например, мы послушаем звоны в опере Мусоргского «Борис Годунов», он не с облаков взял эти звоны, это то, что звучало, поэтому можно слушать и впитывать действительно подлинный звон. Здесь говорилось о книгах. Я помню, засел в библиотеке Ленинской на несколько месяцев. В XIX веке и в начале XX века довольно много было написано. Но литературу сложно было найти. Вот где она? Оказалось, раздел «Металловедение». Нам приходилось действительно трудно. В Молдавии конференцию проводили, и нам начальник управления культуры с гордостью говорил: «У нас на всю Молдавию одна только православная церковь, и ту мы скоро закроем». Мы были в те времена хотя и достаточные атеисты, но возмутились: «А зачем? У вас что-то есть другое?», нам ответили: «У нас в филармонии цыганские ансамбли есть. Хорошие ансамбли». Сейчас, к счастью, это смешно, но в те времена было грустно.

Здесь говорилось о значении колокольного звона. Что такое благовест? Это молитва, обращенная к Господу. Колокол – это живой организм. Звук колокола – самый сложный в искусстве, нет ничего подобного. Это живой организм. Я мог бы долго говорить на эту тему, есть и литература о лечебных свойствах колокола, но не в лечебном свойстве самое главное. Колокол лечит душу. Церковь соединяет через колокол человека и Всевышнего – это миссия колокола. Она нами, к сожалению, была потеряна.

Представляете, вся наша огромная страна была вся в колокольных звонах. Почему? Потому что каждая колокольня строилась так, чтобы она соединялась с другой колокольней, и вся эта огромная территория была охвачена голосом церкви, а голос церкви – это не только певческое искусство, но и колокол. Мы до сих пор пожинаем плоды этого разрушения, этой потери, потому что не все понимают, почему мы хотим, чтобы это было восстановлено. Некоторые говорят: «Служба в пять часов, у нас часы есть, мы посмотрим и придем к службе». Не в этом дело. Это замечательно, что он еще отбивает часы и регламентирует жизнь, но самое главное – это объединение нации. Не случайно наше правительство, Владимир Владимирович Путин стоит со свечой по великим праздникам. Это демонстрация единства нации. Колокол в этом ряду.

Нам еще далеко до полного восстановления, погибло 90%, если не больше, колоколов в свое время. Это трагедия нации. Надо восстанавливать. Когда мы пытались это сделать, нам действительно было трудно, но появились новые доктрины государственные, и это очень существенно и важно. Когда я в начале 90-х объезжал Россию в поисках звонарей, я брал магнитофон и записывал звоны. Мне удалось потомственных звонарей застать, которые продолжали традицию. Это продолжение дела по восстановлению – одна из существенных сторон нашей деятельности. В высшей иерархии нашей православной церкви понимают это. Я в прошлом году встречался с владыкой Илларионом. Он не просто сказал, а написал: «Очень важно избегать подмены и направлений трактовки подлинного искусства, коим безусловно является колокольный звон».  И еще, это как раз нам: «Необходимо встречаться, обсуждать, делиться опытом. Важными инструментов в решении этих вопросов могло и должно стать проведение практических семинаров и встреч».

]]>
Наставление будущим звонарям http://www.kolokola.com/archives/5113 Wed, 06 Sep 2017 20:10:21 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5113 Я рад, что появилось новое поколение звонарей-виртуозов. Я знакомился с литературой, там есть описание звонарей и их деятельности. Звонарей всегда народ любил и лучших звонарей почитали, приходили слушать именно их. В наше время таких звонарей, как Илья Дроздихин, мало. Он полностью овладел ритмической свободой: он и так может, и так может. Я только хотел сказать всем: не пугайтесь особенно, это виртуоз, это индивидуальная личность, он может по-всякому звонить. У рядового звонаря линия ритма или общей композиции, как правильно говорил Илья, зависит от колокольни. Если вы постоянно будете звонить, вы сами найдете вашу структуру звона. Сейчас вы постигаете общую концепцию звона, а потом у каждого вырабатывается своя. Колокольный звон – это народное искусство, оно не письменное, передается из уст в уста, традиция жила веками.

Вот чем православный звон интересен? Это не карильон Западной Европы, где вы взяли ноты и играете Шостаковича или Рахманинова. Нет. Это творение на общих канонах, которые православие выработало, и творение самой личности звонаря, в зависимости от того инструмента, на котором вы играете. Кто-то лучше, кто-то хуже. Но если вы постоянно будете звонить, вы найдете себя в звоне, потому что православная колокольня своя, она особенная: тут вот зазвонные, тут средний арсенал, тут басовые. А жанры, разновидности, конечно, нужно знать.

У меня есть монография, она очень сложная, это научный труд. Я сейчас готовлю выжимку по разновидностям звонов, а также есть записи со старых времен. Мы записывали сложно, с магнитофончиками, записи плохие, но, к счастью, они сохранились, я перевел это уже на современные носители. Я с удовольствием все это сделаю, и это будет мой вклад в это дело.

]]>
О сохранении традиций http://www.kolokola.com/archives/5115 Sun, 03 Sep 2017 20:10:09 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5115 Что нас беспокоит сейчас? Сохранение традиций. У нас есть печальные сведения: например, некоторые церкви вместо звонаря ставят компьютерную установку. Говорят: «Звонарь может и ошибиться, а тут нажал кнопку, и то, что задано ему, вовремя бьет». Мы можем прийти в итоге к тому, что человек не нужен будет церкви.

Старый звонарь отец Михей говорил: «В механическом звоне же души нет». Вот она истина. Научная истина, если хотите. Зачем нам пианистов воспитывать? Мы можем так же компьютеру задать программу, и он будет делать все, что нужно. И священников в таком случае будут скоро заменять. Компьютеры дешевле обходятся.

Самое главное – сохранить традицию. Все остальное приложится. Я оббежал всю Россию и ознакомился с различными типами звонов. Вы сейчас в школе воспитываетесь в определенном умении, но традиции самые разные. Ростов Великий – это одна традиция, там 32 тонны большой колокол, а второй 16 тонн, а третий 8 тонн. В Сергиевом Посаде – другая традиция. Наша традиция Волжских звонов – на малых колоколах. Там почти не было больших храмов, мы мечтаем восстановил храм Александра Невского, там был большой храм, но большинство сохранившихся – малые звонницы. Это, например, не тройка северная, а двойка. Она так же ярко звучит, интересно.

Как сохраняется традиция звона? Послушаете Сергиев Посад, старое название, оно было, когда мы записывали, – Загорск. Отец Михей – это легенда звонарей. Прошло около сорока лет, я записываю в этом же месте звон, отца Михея уже нет, записываю звонаря отца Антония, который принял эту традицию. Он сохраняет традицию, эта та же мощная лавина великого праздничного звона.

Астрахань, в 1974 году я записываю звон в церкви. Звонарь Материкин, фронтовик, потомственный звонарь, ему уже 80 лет. Многие звонари долгожители, потому что колокол дает силы и здоровье. Волжские звоны несколько иные, чем эти великие звоны наших монастырей. Они звонкие, яркие, быстрые, частые. Как он звонит: два колокола правой, здесь два колокола, пульта нет. К локтю у него привязан еще один колокол средний, и один небольшой, до тонны, управляется ногой. Умирает звонарь Материкин, приходит молодой звонарь Арсеньев, ему 60 лет, но ему еще звонить по меньшей мере лет 20. Вышел на пенсию и подался в звонари. Прошло сорок лет, я  снова там же записываю звон. Звонарь средних лет, он не знает ни Материкина, ни Арсеньева. Прошло слишком много времени. Новый звонарь тоже старается сохранить прежнюю традицию звона.

Я хотел обратить внимание, что разные звонари соблюдают традиции гласной или негласной школы. В Саратове, как ни печально, не было звонаря. На Нижней Волге сохранились колокола и звонари. Руки до Астрахани не дошли, чтобы разрушить, к великому счастью. В 70-е годы в Саратове я записывал, в церкви была небольшая звонница и маленькие колокола.

В заключение я хотел бы сказать: удержать традицию – это главная наша задача. Я счастлив, что дело по восстановлению колоколов и звонов православных продолжается.

]]>
В Москве прошел 8-ой фестиваль колокольного звона http://www.kolokola.com/archives/5105 Wed, 02 Aug 2017 20:10:05 +0000 http://www.kolokola.com/?p=5105 Веселый перезвон маленьких колоколов радует, низкое звучание больших умиротворяет. Колокола сообщают нам о церковных праздниках и призывают людей к покаянию. В Москве прошел 8-ой фестиваль колокольного звона. Мастера звонарского дела собрались на колокольне одного из древних храмов Москвы – храма святителя Николая Чудотворца в Сабурово.

Утро в Никольском храме началось с праздничной службы, а после все священнослужители, прихожане и гости-звонари из городов России совершили торжественный крестный ход и молебен под праздничные песнопения и, конечно же, в сопровождении колокольного звона, который является неотъемлемой частью каждого православного богослужения.

Протоиерей Константин Харитошкин, настоятель храма святителя Николая Чудотворца в Сабурово: «Колокола – это проповедь во вне, которая говорит о важном моменте службы, благовествует о начале службы, а во время крестного хода этот звон показывает момент торжества:  идут люди православные на престольный праздник, славят святого».

Колокольня храма в Сабурово славится своим богатым набором, на ней можно исполнить практически все традиционные звоны России. На фестивале звучали колокольные звоны Троице-Сергиевой Лавры, Псково-Печерского монастыря, Ростова Великого и многие другие. Колокола в христианской традиции используются с IV века нашей эры. Колокольные звоны пришли вместе с православием – русская традиция насчитывает практически 1000 лет.

Илья Михайлович Дроздихин, руководитель Московской школы звонарей: «В нашей традиции, в русской традиции, звон достиг апофеоза. Это не законченное произведение, звонарь – импровизатор, у него есть какой-то настрой. Каждый звон – особенный. Наш звон отличается тембром, темпом, орнаментом, рисунком».

Фестивали колокольного звона в различных уголках России проходят не так часто. Жителям Московского Сабурово очень повезло – ежегодно в одном месте они могут услышать разнообразные традиции колокольного искусства России. Фестиваль проводят здесь уже в восьмой раз.

В этом году в фестивале принял участие известный православный автор-исполнитель и профессиональный звонарь Евгений Фокин. Для гостей звучали песни и гимны, многие из которых были посвящены колоколам и колоколенкам.

Перед храмом по традиции была установлена малая звонница, для того чтобы все желающие попробовали себя в роли звонаря. Особенно это нравится детям.

]]>