Thursday, 20th June 2019

Троице-Сергиева Лавра. Голоса времен

Posted on 13. Янв, 2015 by in Статьи

Троице-Сергиева Лавра. Голоса времен

Для того, чтобы Царь заговорил, нужны усилия минимум 6 человек. Двухтонный язык начинают плавно раскачивать за пару минут до первого звона. Голос Царя трудно описать словами и не менее сложно передать с помощью записывающих устройств. От мощи 72-тонного колокола микрофоны не выдерживают.

В Пасхальную неделю, когда у каждого есть возможность подняться на колокольню, к звоннице Троице-Сергиевой лавры начинается настоящее паломничество. Кто-то верит, что если подержаться рукой за этот колокол, в жизни наступят перемены к лучшему. А кто-то просто как завороженные следят за усилиями звонарей, которые заставляют говорить этого исполина. Самим тоже можно позвонить в колокола поменьше на среднем ярусе под присмотром монаха. Из желающих иногда выстраивается очередь на несколько часов.

Каждый звонит как может, ошибки новичкам прощают. Хотя иногда под вечер такой концерт недодает даже звонарям.

Отец Антоний старший звонарь Троице-Сергиевой Лавры немного ворчит, потому что отвечает здесь за всех. На самом деле он бесконечно может говорить о звоне и учить ему других.

Перенимать навыки у звонаря отца Михея, легенды прошлого века, Антоний начал еще в 13 лет. С тех пор он хранитель особой лаврской манеры колокольного звона, которую не перепутаешь ни с чем.

Особенность Лаврского звона заключается в ритме, потому что ритм подстраивается под Лебедя, это 10-тонный колокол, который задает ритм. И получается быстрый темп. То, что подстроены колокола в мажорную тональность, это тоже сказывается.

Современник эпохи Годунова чудом пережил 30-е годы прошлого века. Сейчас это по-прежнему гордость всего ансамбля колокольни.

«От конюшенного боярина Бориса Годунова» – эта надпись украшает самый древний благовестный колокол Троице-Сергиевой Лавры. Он был отлит в 1594 году и весит десять тонн. За чистый и громкий голос его прозвали «Лебедь». Это действительно любимец нескольких поколений лаврских звонарей. По их словам, во время службы он даже не разговаривает, а действительно поет. Причем поет не только в руках профессионалов, чаще всего именно в лебедя дают звонить прихожанам во время Пасхальной недели. Если взять этот колокол с точки зрения качества отливки, то это бракованный колокол, потому что у него разные стенки получились, но с точки зрения звучания, это уникальный колокол, потому что у него плавающий звук между до и си.

Большие благовестные колокола с первого яруса не сохранились. В тридцатые годы прошлого века они были сброшены с колокольни. Свидетелем этого стал Михаил Пришвин, который сделал уникальные фотографии. Пораженный писатель сравнивал расправу над колоколами со зрелищем публичной казни.

«Как по-разному умирали колокола. Большой, Царь, как большой доверился людям в том, что они ему ничего худого не сделают. Дался опуститься на рельсы и с огромной скоростью покатился. Потом он зарылся головой глубоко в землю. Карнаухий, как будто чувствовал недоброе и с самого начала не давался, то качнется, то разломает домкрат, то дерево под ним трескается, то канат оборвется. И на рельсы шел неохотно, его потащили тросами».

До революции лаврская звонница на пяти ярусах насчитывала 42 колокола искусного литья. Старый Царь-колокол весил 4 000 пудов. По указу императрицы Елизаветы Петровны его отливали те же мастера, которые создали московский Царь-колокол. В 30-е на переплавку были сданы 19 колоколов общим весом более 8 000 пудов.

«Вчера сброшены языка с Годунова и Карнаухого. Карнаухий на домкратах. В пятницу он будет брошен на Царя с целью разбить его. Говорят, старый звонарь пришел сюда, приложился к колоколу, простился с ним: «Прощай, мой друг!» и ушел, как пьяный». 8 января, 1930 года.

Спустя 70 лет негативы Михаила Пришвина станут уникальным материалом для реставраторов. Благодаря им удалось восстановить всю троицу больших благовестных колоколов. Теперь на первом ярусе вновь звучат Царь, Первенец и Благовестник. Возвращение Царя произошло в 2004. 72-тонный гигант неделю путешествовал до стен лавры. Ворота пришлось штробить, юбка колокола в них не проходила. На специально сваренных санях царя несколько часов везли к колокольне. Вся операция растянулась на несколько дней. Гиганта подняли на первый ярус гораздо позднее, после того, как укрепили балки. Теперь он звонит лишь по главным церковным праздникам. Нужного голоса у царя добились не сразу. Пришлось переливать три разных языка, каждый чем-то не устраивал. В итоге остановились на языке весом в две тонны, но звонарям все равно пришлось применить смекалку.

Старые языки не издавали посторонних звуков, а этот, например, издает посторонний звук, который слышен при ударе. Этого не должно было. Чтобы убрать этот посторонний звук, звонари мажут его клеем «Момент», делают прослоечку и нет этого цыканья.

Это расплющенное место на юбке колокола, так называемый набой. Колоколу нужно раззвониться, как и разыграться любому музыкальному инструменту. Только тогда он зазвучит в полный голос.

Звонарь Антоний не только распорядитель колоколов, он еще и хормейстер. Бывает, что репетируют монахи прямо на колокольне: и свежий воздух, и песнопения разносятся далеко.

Сказать, что лаврские колокола ветераны, мало. Один из помнит еще князя Василия, сына Дмитрия Донского. Трудно даже представить, что за жизнь выпала этому колоколу. После революции он был помечен инвентарным номером, но уцелел и все еще в строю.

Колокола-ветераны созерцали с колокольни всю историю нашей страны. И интересно то, что мы можем прикоснуться к каким-то памятникам истории. А здесь мы можем услышать звук, которые слышали те люди, о которых мы читаем в книжках. Этот звук наполнял окрестности сотни лет подряд. Самый старый колокол 1420 года. Это просто слов нет. Колокол, который прожил 600 лет, мы слышим его сейчас, вдыхаем этот звук.

Отец Гурий ученик игумена Антония, хотя сами звонари говорят, что научить этому искусству нельзя ни по книгам, ни по нотам. Только так же, как и в старину, из рук в руки, делясь секретами и тайнами. Например, встречным звоном в такт человеческому шагу встречают патриарха. Во время праздника Пасха звон практически плясовой.

В основном требуется не музыкальное образование, а чувство ритма. И, наверное, умение, как губка, впитывать то, что передают старшие наставники. Научится по книгам звону невозможно.

Ежедневно в любую погоду на звонницу поднимается весь коллектив звонарей. Это особое послушание и монахи всегда должны быть начеку, чтобы не пропустить момент начала звона – условный знак из собора. Тот, кто солирует на малых колоколах, превращается и в дирижера, и в оркестр. В разных ритмах работают руки и ноги, а аккорды сливаются с тяжелыми благовестниками нижних ярусов.

Мажорный звон колоколов Троице-Сергиевой Лавры разносится далеко над окрестностями города. В хорошую погоду голоса благовестников слышны за 10 километров. И если люди отрываются от дел и смотрят на детище Святого Сергия, а затем приходят в Лавру, то звонари могут быть уверены, они достигли верха своего мастерства.

ВГТРК Телепроект «Вся Россия. Голоса времен»

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте