Tuesday, 16th July 2019

Династия Оловяшниковых

Posted on 06. Мар, 2014 by in Статьи

Династия Оловяшниковых

Улица Большая Пионерская, до революции это была Дворянская и здесь находилась фабрика церковной утвари, принадлежавшая ярославской семье Оловянишниковых. Казалось бы, находилась тут фабрика и находилась. В конце концов, фабрик таких в стране было 23, и эта считалась второй в неофициальной табели о рангах. Но тут все дело в том, кому эта фабрика принадлежала. Оловянишниковы начали свой род с монастырских крестьян. То есть с таких же крепостных, только без шанса выкупиться на волю. Так что еще до того, как в звонницах зазвучали Оловянишниковские колокола, а в церквях засияли их же паникадила, эта семья сделала невозможное.

Оловянишниковы – ярославский купеческий род, происходящий из монастырских крестьян. Первое упоминание относится к XVII веку. Основатель рода – Иван Порфирьевич Оловянишников (1783 – 1859 гг.).

Первое напоминание об Оловянишковых встречает нас на подъезде к центру Ярославля. Конечно, нынешний мост через Которосль, который построили относительно недавно, к тысячелетию города, не имеет к знаменитым купцам никакого отношения. Но первая постоянная переправа через эту реку появилась в 1821 г. и именно благодаря финансовой помощи семьи Оловянишниковых. Примечательно, что мост через другую реку, через Волгу, появился почти на сто лет позже, в 1913 г., и Оловянишниковы не имели к этому практически никакого отношения.

Но, конечно, Волга, пусть и Верхняя, это вам не Которосль, строить переправы через такую реку – это занятие хлопотное и дорогое. Но правда заключается в том, что Оловянишниковым, как и другим купцам и промышленникам, нужно было возить свою продукцию в Москву, то есть на юго-запад, через реку Которосль. А на востоке у них никаких интересов не было. Вот на стыке этой благотворительности и рационализма и жили большинство промышленных семей раннего русского капитализма. Но, пожалуй, именно на примере Оловянишниковых, вся деятельность которых была связана с церковью, этот контраст просматривается особенно четко.

Оловянишниковы вошли в историю как колокололитейщики и производители церковной утвари. Термин «православный бизнесмен» — это относительно свежая лингвистическая конструкция, но проблема сочетания духовности, конкуренции и коммерческого рационализма возникла, конечно, гораздо раньше. И Оловянишниковы были вынуждены как-то ее решать. Изучая историю знаменитых купеческих фамилий, невольно замечаешь, что количество сохранившихся материальных объектов, созданных знаменитыми предпринимателями, обратно пропорционально размеру города. Ярославль и 100 лет назад не был маленьким, а сейчас и вовсе разросся, похоронив многое из того, что было создано Оловянишниковыми. Впрочем, есть вещи, которые, похоже, навсегда.

Еще в конце XVII век Оловянишниковы были монастырскими крестьянами, принадлежали они Спасо-Преображенскому монастыраю, но жили в сорока километрах от Ярославля в деревне Савинское. А уже в середине XVIII века колокола Оловянишниковых звучали над этим самым монастырем. Звучат они здесь и сейчас, превосходя по звуку новоделы. Еще до того, как Оловянишниковы стали знаменитыми на всю империю королями колокольного звона, они относились едва ли не к самому бесправному российскому сословию. Данные о том, что именно представляли собой монастырские крестьяне немного рознятся, их положение зависело от политики конкретного монастыря. И Оловянишниковым, похоже, повезло. Спасо-Преображенский монастырь был весьма либеральным местом, для XVII века – особенно.

Там были торговые крестьяне. Это было удивительное сословие: с одной стороны они были приписаны к монастырю, а с другой стороны они торговали по всей России.

Впрочем, прежде чем покорять всю Россию, нужно было обосноваться хотя бы в Ярославле.

Церковь Дмитрия Солунского, которая датируется второй половиной XVII в., видимо, единственный сохранившийся свидетель зарождения династии Оловянишниковых. В 1787 году Ярославль перестроили по новому регулярному плану, и в плане этом не нашлось места для улицы Рожковой, на которой в 1709 году поселился Осип Ермолаевич, будущий Оловянишников. Сохранилась запись в переписной книге Дмитриевской сотни от 1717 года, согласно этой записи Осип, сын Ермолаев, делает оловянишное и сидит в овощном ряду, в лавке. Сейчас сложно себе это представить, но олово в те времена было самым распространенным металлом, как в быту, так и в культовых учреждениях.

Серебряные и золотые вещи были только в столичных, в царских,  в крупных монастырях, в Спасском монастыре было серебро, а в подчиненных и в рядовых местах всюду были оловянные вещи, поэтому рынок изделий из олова был очень обширен.

Неизвестно как бы сложилась судьба Оловянишниковых, если бы не знакомство с купцом и колокольным мастером Константином Слизовым. Говорят, именно у него основатели династии обучились основам мастерства и начали новое для себя дело. Отливкой колоколов в то время занимались прямо во дворах строящихся церквей, никакого завода в современном понимании этого слова еще не было, как не было и постоянных заказчиков.

Основу благосостояния колокололитейщиков составляли временные заказы церквей, монастырей. Для них делали церковную утварь, не брезговали строительными работами. В общем то, что сейчас называется фрилансом. Это работа по подрядам, по договорам.

Чтобы производство стало более стабильным и рентабельным, Оловянишниковы учредили что-то вроде кооператива, вклады в уставный капитал могли быть как материальными, так и интеллектуальными, участие в прибыли было серьезным стимулом для представителей экзотической в то время профессии – мастеров колокольного литья.

Оловянишниковы проделали путь от оловянного бизнеса к серебряному веку, когда они занимались серебром и в этом смысле конкурировали с Фаберже, поскольку в области церковного искусства, считается, что Оловянишниковы даже превзошли Фаберже. Они более интересно работали, давали более одухотворенный результат, благодаря художнику своей фирмы.

К выбору художников Оловянишниковы относились с повышенным вниманием. Например, в начале XX века художественным отделом фирмы руководил Сергей Иванович Вашков, один из корифеев русского модерна. Вообще привлечение звездных профессионалов было отличительной чертой набиравшей силу династии.

Династия занималась колоколами, при этом серьезно относилась к подготовке своих профессиональных кадрах, они очень серьезно говорили о своих специалистах. Они ценили своих специалистов в колокольном деле, они были одними из самых высокооплачиваемых рабочих на территории старой России.

В фирме был замечательным мастер – Игнатий Веревкин и его сын. Его работа оплачивалась очень неплохо по тем временам. Он у себя на родине, он из Рязанской губернии, на свои средства поставил церковь каменную.

Высокие затраты на профессионалов были частью кадровой политики. Главным приоритетом которой оставалось качество.

Люди основной акцент сделали на качество изготавливаемой продукции, чем завоевали практически весь рынок. А второе – они использовали, как мы сегодня говорим, введение инноваций, они использовали новое изобретение – камертон, который позволил им создать колокола разной тональности, некие колокольные гаммы. Что позволило людям занять рынок.

Приверженность инновациям – еще одна черта Оловянишниковых. Например, в их доходном доме на Покровке было установлено автономное водоснабжение и центральная система пылеудаления. К собственному жилищу Оловянишниковы относились не менее внимательно.

Нынешняя улица Ушинского – это и тогда, и сейчас граница между старым городом и новым. Здесь когда-то проходила стена городских укреплений, здесь и до сих пор увидеть крепостную башню. А дом №32 – это последний адрес Оловянишниковых в родном Ярославле. Дом Оловянишниковых хоть и трехэтажный, как соседние, но гораздо выше. Именно в этом доме появился первый в Ярославле лифт, а через главные  ворота глава семьи Николай Иванович выезжал за рулем собственного Олдсмобиля, первого личного транспортного средства в Ярославле. Но дом Оловянишниковых – это не просто такой одиночный очаг прогресса, отсюда начинался целый квартал, который был построен Оловянишниковыми. Так что это такой новый мир на границе старого города.

Десятилетия советской и послесоветской власти не прошли для этого места бесследно и дело не только в стихийном народном творчестве. Здесь почти не сохранились здания, построенные Оловянишниковыми. Но кое-что все-таки можно найти. Среди новых кирпичей сохранилась старая кладка, само здание датируется XVIII веком, это все, что осталось от колокольной мануфактуры Оловянишниковых. В новейшее время зданию применения не нашлось. Его то пытались реставрировать, то грозились снести, но местные краеведы здание отстояли. Так и стоит и, видимо, стоять будет. Старый корпус, пожалуй, последнее, что осталось от внушительных колокололитейных мощностей Оловянишниковых. Место, где отливали знаменитые на всю империю колокола сейчас можно обнаружить только по косвенным признакам.

Государственный архив Ярославской области, на современной улице Советской,  сейчас единственный ориентир, который позволяет понять, где же находилась разросшаяся колокольная фабрика Оловянишниковых. Но сейчас, конечно, бесполезно разыскивать многочисленные фабричные корпуса и огромные ямы, в которых по тогдашней технологии отливали колокола. На месте бывшей фабрики сейчас просто жилой район.

К счастью, в архивах и частных коллекциях сохранились каталоги продукции Оловянишниковых и даже журналы, которые они издавали с целью формирования у потенциального заказчика правильного художественного вкуса.

Любой спрос – он формируется, поэтому тот маркетинговый ход, который был применен на определенном подсознательном уровне этими людьми, он совершенно правильный. Они формировали правильный красивый вкус, который бы позволил продвигать им качественную продукцию. Для продажи ширпотреба не требуется формирования у людей высокого вкуса, а вот для продажи качественной продукции требуется, чтобы люди понимали, что они покупают.

Став законодателями мод, Оловянишниковы фактически могли смело переходить к постиндустриальной бизнес-модели.

Оловянишниковы работали достаточно современным образом. Они, как многие современные фирмы, отказываются от содержания самих предприятий и самого производства. Они размещали заказы, они по сути дела владели интеллектуальной собственностью, придумывался рисунок, придумывался дизайн изделия, а потом он размещался на том или ином предприятии, в частности у Сапожниковых, у Ионовых.

Но даже такая инновационная модель не могла нивелировать главного недостатка той отрасли, на которой сделали себе имя предприниматели Оловянишниковы.

Колокола и тем более церковная утварь – это эпизодические товары, которые требуются не каждый день. И вот только изготовление красок, которое позволяло получать прибыль, позволяло переправлять прибыль на производство церковной утвари, но зато, благодаря церковной утвари, удавалось стать поставщиками императорского двора, делались пожертвования для придворных церквей.

Вот он, наглядный пример зарождения и роста бизнес-империи. В 1709 году Осип Ермолаевич Оловяшников обосновался в Ярославле, его средний сын, Григорий Осипович, активно занимался торговлей, что обеспечило расширение клиентской базы и финансовые вливания. Братья Иван и Федор Осиповичи в середине XVIII века обеспечили технологический рывок, освоив медное производство. Климент Григорьевич, сын Григория Осиповича, основал в 70-е гг. XVIII века производство красок и белил. Григорий Федорович, сын Федора Осиповича,  руководил колокололитейным производством, при нем предприятие вышло на уровень лидеров индустрии. Порфирий Григорьевич, сын Григория Федоровича, в XIX веке выбился в купцы первой гильдии и расширил семейное дело, добавив к нему медный и свинцово-белильный заводы, а также шелковую фабрику, занимавшуюся производством в том числе и церковных облачений. Его сын, Иван Порфирьевич, укрепил влияние семьи и даже был Ярославским городским головой в 1833-35 гг. Порфирий Иванович переоборудовал колокольное производство, а сам перебрался в Москву. Именно благодаря ему, колокола Оловянишниковых начали распространятся по всей Европе. Иван и Сергей Порфирьевичи в конце XIX века  преобразовали семейное дело в товарищество П. И. Оловянишникова Сыновья. Уставный капитал товарищества составил 1,5 миллиона рублей.

Фактически финансовое благополучие и товарищества и самой семьи Оловянишниковых обеспечивало лакокрасочное производство, но колокола и церковная утварь позволяли иметь статус поставщика царского двора, обеспечивать связи с властями.

Сейчас только отсюда, с левого берега Волги, можно разглядеть вот тот район Ярославля, который и сегодня называют лакокраской. В XVIII веке там начала работать принадлежавшая Оловянишниковым мануфактура, на который производили, собственно, краски и свинцовые белила. Производство это во все времена считалось вредным, и работали на заводах в основном крепостные крестьяне. Но Оловянишниковы всегда считали вольный труд более производительным, и с 1861 года стали внедрять жесточайшие санитарные нормы на своих предприятиях, а позже даже построили специальный санаторий для своих рабочих.

Основанное Оловянишниковыми лакокрасочное производство работает и сегодня. В 1928 году его переименовали в «Объединение «Свободный труд», другим постройкам Оловянишниковых повезло меньше. В 1750 году открывается в Ярославле первый в России публичный, то есть общедоступный театр. Неизвестно, имели ли Оловянишниковы отношение к строительству этого храма искусства, но доподлинно известно, что как раз напротив храма искусства они построили целый церковный комплекс под названием Власьевский приход. После революции комплекс, разумеется, снесли, а в 30-е построили на его месте гостиницу «Ярославль».

Разумеется, храмы строили все богатые и знаменитые купцы и промышленники, в этом не было ничего особенного, это даже не являлось из ряда вон выходящим событием. Но Оловянишниковы построили не просто храмовый комплекс из соборов, колокольни, разумеется, и помещений для служителей. Они построили огромный квартал, который включал в себя и так называемые богоугодные заведения

На другой, не парадной стороне квартала, который занимал когда-то Власьевский приход, сейчас это улица Собинова, находится здание бывшей богадельни, то есть приюта для убогих и обездоленных.

Власьевский приход закрыли в 1929 году, а снесли в 33-ем. Большая часть колокололитейного производства была разрушена артиллерийским огнем в 1918.  В том же году при невыясненных обстоятельствах погиб последний глава предпринимательского рода Оловянишниковых Николай Иванович, сын Николая Порфирьевича. Теперь фамильный некрополь едва ли не последнее прямое упоминание об одной из самых влиятельных фамилий Ярославля.

«Мануфактур советник Порфирий Иванович Оловянишников». На Леонтьевском кладбище Ярославля сохранился памятник и человеку, который превратил колокольную мануфактуру в настоящее современное предприятие, и целый некрополь семьи Оловянишниковых. Странное дело, десятилетиями советская власть убивала память о людях, которые могли самостоятельно действовать и мыслить, но сохранились и эти надгробия и слова из Евангелия от Иоанна «Аз есмь Воскрешение и Живот, и веруяй в Мя аще и умрет оживет».

Автор – Николай Свистун, РБК

Tags: , , , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте