Saturday, 24th February 2018

Очепной звон колоколов Руси

Posted on 29. Мар, 2013 by in Благовестник

Очепной звон колоколов Руси

«Сухой очеп не чапок, не упруг, не зыбок»
«Мы под матицей сиживали, от людей спасибо слыхивали»
«У царя колокол на всю Русь»

(Русские пословицы)

«Очепными были все восемь колоколов нижнего «валового»{[1]} яруса колокольни Ивана Великого в Московском Кремле», читаем мы статье В.В. Кавельмахера «Способы колокольного звона и древнерусские колокольни». В указанной статье приводятся многочисленные данные о становлении и повсеместном применении данного способа звона на Руси вплоть до конца 17 века. В монастырях и скитах, соборах и малых храмах использовался этот способ, а самые большие колокола – благовестники очепного звона Руси, конечно же, находились в её столице — Москве. У вы, время и его технологии, а главное, широкое применение очень больших и тяжелых колоколов (до нескольких сот тонн), а также массовое применение большого количества колоколов, размещаемых на одной колокольне (до нескольких десятков), таковы наиболее вероятные причины, — привели к практическому исчезновению очепного звона, и расцвету, не менее древнего, другого русского способа звона – язычного.

Тем не менее, своё названию очепной звон берёт от уникального! исконно русского слова и устройства – ОЧЕПА, применявшегося «от океана до океана» на безкрайних землях Руси. А уникальности названия устройства свойственна и уникальная страна его происхождения. Итак, начнём. Поскольку очеп известен нам по своему использованию преимущественно в звонницах и колокольнях, поищем его определение сначала в архитектурных названиях. «ОЧЕП (=оцап, оцеп, очап). Шест или жердь, приводившие в движение скреплённые с ними колокол на звоннице, колыбель (люльку) в крестьянском доме, ведро при колодце с журавлём.»{[2]}. Так определяет это название один из специализированных словарей. Толковый же словарь русского языка В.И.Даля ещё шире раздвигает области применения очепа на Руси: «Оцеп муж. ОЧЕП, журав, журавец, перевес; бревно, слега или жердь, положенная рычагом на бабу, рассоху, и обычно на пропущенное поперек веретено (!), для опуска и подъема; заставы запираются оцепом; бадья из колодца подымается оцепом; зыбка, колыбель висит на оцепе, подвешенном к потолку ». {[3]}

Углубляясь в дальнейшее исследование очепа, то можно найти не менее существенный ряд практически повсеместного применения очепа на Руси. «ОЧЕП — силок для ловли птиц»{[4]}; «ОЧЕП — напоминающий колодезный «журавль» устройство, применяемое при установке автоматических петель, реже капканов и поднимающее пойманного зверя или птицу в воздух.»{[5]}.

Таким образом, очеп на Руси применяется всюду, и в обычной избе крестьянской, и вне её, — вплоть до столицы Руси. И уже не надо дополнительных исторических документов, подтверждающих этот вывод, даже с учётом того, что Кавельмахер упоминает в своей работе некоторые интересные данные. Он приводит следующую обобщённую фразу, часто встречаемую в многочисленных иностранных источниках, опубликованных по России XVII в.: «звонят у них [русских] не так, как у нас, раскачивая колокол, но к каждому языку привязана веревка». И действительно, звонили на Руси по-своему способу, и этот звон назывался ОЧЕПНОЙ.

Отдельного исследования достойно другое уникальное русское слово – колокол. И в такой работе немало найдётся подтверждений тому, что не только это слово является исконно русским, но и «изобретение» колокола вероятнее всего было сделано на территории древней Руси. Поскольку на территории древней Руси, во времена Скифов уже изготовлялись и использовались бронзовые колокола. В Эрмитаже можно увидеть маленькие колокольчики, висевшие на бронзовом навершии древнего посоха, найденные в кургане Ульского аула (Северное Причерноморье времён скифов VI-V вв. до Р.Х.).{[6]}

Вот и русские словари чётко и недвусмысленно раскрывают русскую версию происхождения этого названия на территории Руси. Как наиболее ярко подтверждающий факт этого вывода приведём лишь только данные из одного толкового словаря живого великорусского языка В.И. Даля.

«КОЛОКОЛ м. звон, церк. кампан; вылитый из меди (с примесью олова, серебра и пр.) толстостенный колпак; с развалистым раструбом, с ушами для подвески и с привешенным внутри билом или языком. Большие колокола употреб. почти только при церквах, и потому зовутся также Божьим гласом. Колоколець, колокольчик, звонок: почтовый, под ямскую дугу; дверной, к двери, для звону приходящих; ручной, позвонок, для зова прислуги; колоколо ср. сев. колоколок м. твер. пск. колокольчик, и пр. на шею скоту; такой же, клепаный либо деревянный: ботало; круглый колокольчик, шаром: болхарь, глухарь, бухарь, гремок, гормотунчик, гормотушка, громышек, гремушка, балабончик. бубенон, бубенчик. || Колокольчик, куличек песочник, желтобровка. Человек колокол, разглашатель вестей, живая газета. Как под колоколом. говор. об оглушительном шуме, богатырском голосе и пр. Колоколам, особ. встарь, давались имена: буревой, бурлила, гуд, мотора, лебедь; по величине и назначенью различают колокола: зазванный, перечасный, праздничный и пр. На валдайских колокольчиках надписи: Купи, не скупися, езди, веселися! Купи, денег не жалей, со мной ездить веселей! || Колокол, стеклянный или иной сосуд колпаком, колпак: Колокол воздушный, водолазный и пр. из-под первого выкачивается воздух, для разных опытов; во втором, когда спускаются на дно моря, для подводных работ; || моск. круглая палатка, колоколом, какие ставят для продажи питей на гуляньях; выставка, кружало. Колокол, минск. тяжелое бревно, привешенное к дереву, на котором пчелиная борть; этим бревном бьет медведя, когда он взлезет на дерево и старается отстранить его. (Наумов). Колокольчик, растен. с цветком этого вида, родовое название, Сатраnulа, балаболка; || орлики, Аquilegiа и || березка, Соnvolvulus. || Желтобровый куличек, песочничек. Морскbе колокольчики. растен. Gentiana pneumonanthе, сазаны, расстрел, субелевка?, курячья слепота или соколий перелет. Колоколец м. или колокольцо ср. или колоколка ж. семенные головки льна. Пришло счастье, хоть в колокола звони! Колокол в церковь людей зовет, а сам никогда не бывает. Бездушен колокол, а благовестит во славу Господню. Язык есть, речей нет, вести подает. Звони поп в колокола, чтобы попадья не спала. Дан попу колокол, хоть звони, хоть об угол колоти! Дан попу колокол, хоть совсем (хоть разбей) его об угол. Поп за колокол, а мы за ковш. Про глухого попа не разбить колокола; или, на иной лад: Про глухого, попу не разбить колокола. Чужой человек в доме колокол. Чужой человек, что соборный колокол, по вестям. Ваш колокол, хоть разбей об угол. У царя колокол на всю Русь, т. е. рекрутский набор. Стояли люди под колоколами, слышали. Колокола льют, говор. обо всех несбыточных, выдуманных новостях, потому что в отливке колокола, по суеверию, распускают какую-нибудь небылицу. Колокола отливают, так вести распускают, по поверию. Вести-то пустили, да колокола не отлили. Спасский колокол к дождю заговорил: Вятская губ., Слободской уезд., село Спасское; колокол его слышен в Слободском при южном ветре. Целешенек, как колокольчик. Слушают на распутье, на перекрестке: колокольчик к замужеству, колокол к смерти. Это что за колоколишка, погляди-ка на наш колоколища! Одни колокола поют, в церкви не служат. || Колоколец твер. хриплое предсмертное дыхание умирающего. Колокольный, к колоколу относящ.; — металл, сплав меди с оловом. Из колокольных дворян. Колокольчатый, похожий на колокольчик. Колокольник, или —щик м. колокольный мастер. Колоколыцица ж. жена колокольника. Колокольников, —щиков, —щицын, ему, ей прнадлежщ.; колокольщичий, ему или мастерству этому свойственый. Колоколуша ж. зап. дерево черёмуха, черемха, Рrunus padus, засадиха, голотуха (глотоха? голодуха?). Колокольня, вят. колокольница ж. звонница, башня при церкви, для подвески колоколов; она обычно ставится перед трапезою, насупротив алтаря, и через нее бывает вход в церковь. Колокольницей зовут и иноверческую колокольню. Он с колокольни свалился, из семинаристов. Отзвонил, да и с колокольни долой. Колокольня нова, колокольня беда, под маковкой черно, маковка золота? свеча. Ограда выше колокольни, царю из-за бояр не видно. Хоть при колокольном звоне, пойду под присягу. В городе живет, а колокольне кланяется! Церковь грабит, да колокольню кроет. Колоколенный или колокольничный, к колокольне относящ. Колоколить, звонить, трезвонить; || *скоро, звонко, без умолку говорить, тараторить. || Разносить вести. Чу, никак уж колоколят! Полно, девка, колоколить-то! Наколоколила она мне уши. —ся, о льне: цвести. Лен колоколится. Наколоколилась баба, накричалась, наговорилась.

Так что же такое «колокольный очеп», как он устроен и каким способом получается очепной звон?

Схем и чертежей «очепных устройств» и смею предположить не в последнюю очередь в угоду западническому происхождению очепного звона и колоколов{[7]} видимо не осталось, а вот словесное описание предполагаемых «очепных конструкций» и весьма большое разнообразие вариантов их установки на звонницах и колокольнях, можно найти в указанной статье В.В. Кавельмахера. Однако, приведённые выше многочисленные способы применения очепа на Руси и старинные миниатюры пытливому уму уже подсказали главное функциональное назначение колокольного очепа, это рычаг для раскачивания колокола. Но для того чтобы этим рычагом качать колокол, необходимо было некоторое устройство, которое включало в себя две части. Первая, это «многосоставной вал», сейчас бы мы сказали – шарнир. Вторая, конечно же — собственно сам очеп — рычаг (шест, жердь или коромысло) с верёвкой или канатом.

Поскольку существовали многочисленные варианты конструкций колокольного очепа и его размещений на звонницах, то исходя их общего, краткого  формата данной статьи, следует привести только основные его элементы. Так как, например, Псково-Печорский большой очепной колокол обладает ещё и противоположным очепом, но только без верёвки, и служит он в основном для удержания равновесия колокола, что даёт более равномерное раскачивание. Итак, прежде всего, это главная часть «вала», как правило, металлический стержень с круглыми окончаниями – матица (см. словарь). Она пропускалась через маточник (см. словарь) колокола – основную, центральную выступающую часть короны колокола (на современных колоколах в виде пирамиды) с отверстием. Вот через это отверстие и пропускалась матица. Далее, обхватывая закреплённую в отверстии маточника матицу и сам маточник формировалась, тоже составная, как правило, дубовая колода (веретено), которая в свою очередь железными кольцами скреплялась с ушами колокола. Округлённые выходы матицы устанавливались в гнёзда, размещённые в столбах звонницы. Сам очеп крепился к нижней части установленной колоды. К очепу привязывалась верёвка.

В подтверждении русского происхождения очепа и в названиях частей очепного устройства мы снова видим исконно русские и славянские слова. Но не так всё просто как кажется на первый взгляд. Например, в 17 веке, судя по челобитной царю: «Просим заменить железо на очипе, а то приходится в языки звонить», вероятно, что  все устройство очепного звона называлось «очипом». Правда мы сегодня пока не знаем, о каком железе «очипа» шла речь, возможно о железе и для крепления самого очепа к колоде, и для гнёзд, и для скрепления самой колоды и для крепления колокола к колоде. И действительно, один эксперт общества церковных звонарей, вероятно, исходя их приведённой челобитной, ошибочно назвал все устройство раскачивания колокола очепом.

Да, 17 век на Руси был во многом переломным, и смута, и начало династии Романовых, и Никоновская реформа. Вот и очепной звон к началу правления Петра I практически был заменён на язычный. Однако из летописи Псково-Печерского Свято-Успенского монастыря нам известно, что Пётр I в 1690 г. подарил большой колокол в 4 тонны, которым звонили очепным способом. Что послужило истинной причиной или причинами такой замены звонов нам ещё видимо предстоит узнать.

Основываясь даже на общем анализе элементов очепного звона, можно сделать только один единственный вывод – данный способ звона и его конструкция являются исконно русскими. Подобный выводы в России сделал в начале 20-го века профессионал русского колокольного звона Николай Иванович Оловянишников, курировавший ярославский колокололитейный завод Товарищества «П.И. Оловянишникова с-ья». Уникальные находки, а прежде всего люди, из удалённой от современного центра Владимирской, Ярославской, Новгородской Руси, давали возможность делать верные выводы. Московские же знатоки колокольного дела, приближенные к власти, всегда придерживались утверждённой традиционной истории.

Однако время неумолимо и в настоящее время по указанным выше вероятным причинам, но как живущее и поныне осколки славного дела наших предков мы имеем лишь многочисленные отдельные элементы конструкций очепного звона разбросанные по всей России. Единственно исторически действующий очепной способ звона сегодня можно наблюдать только в Псково-Печерском Свято-Успенском монастыре. «Монастырская звонница, украшающая Успенскую площадь, была построена в ХVI в. на месте старой деревянной (1523 г.). Она имеет шесть разновеликих — в соответствии с размерами колоколов — проёмов. Все колокола изготовлены псковскими мастерами, украшены орнаментом, фигурками животных, рельефными надписями. Полиелейный колокол, подаренный Иоанном Грозным (1562 г.), весит 3 тонны, Будничный (часовой), подаренный Борисом Годуновым (1561 г.) — 2 тонны. Большой колокол — дар Петра Великого (1690) — 4 тонны. Большие колокола раскачиваются с земли с помощью коромысел. К колокольне примыкает часовая башня, построенная в начале ХVIII века. Механизм часов соединён тросами с колоколами; каждые четверть часа раздаётся звон малых колоколов, а «годуновский» колокол отбивает часы.» {[8]}

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ

МАТИЦА и МАТИЩА или МАТКА или балка, брус поперек всей избы, на котором настлан накат, потолок. Подымать и обсевать матку: когда черепной (последний) венец положен и матица поднята, хозяин варит кашу, кутает горшок в полушубок и подвешивает к матице; севец обходить черепной венец, рассевая с пожеланьями хлеб и хмель; проходя затем по матке, он рубит веревку, а плотники садятся за кашу и пьют за здравие хозяина матичное: угощенье, сверх ряды, за сруб избы. Сидеть под матицею, быть свахою, сватать в доме невесту. Подержаться за матицу, для счастья, уходя из дому. || Матица или матичная рассольная труба (правильнее чем маточная), главная, коренная, от которой рассол проводится по чренам. || Встарь матицею звали подлинник граматы, оригинал чего-либо, родивший снимки и противни. || Матица, арх. киль судна, исподний продольный брус, лыз, на котором укреплен весь остов, опруги, стамик и водорез. ||МАТОЧНИК, подматица калужск. две балки вдоль стен и матицы, для настилки.{[9]}

МАТИЦА (=воронец, балака, балька). Опорная балка потолка в избе или хоромах. Железный стержень квадратного сечения для подвески благовестника. ||МАТОЧНИК. Крупная литая петля наверху колокола, через которую пропускается матица. Обычно по бокам делались дополнительные петли — уши колокола.{[10]}

БЛАГОВЕСТ — один из видов церк. колокольного звона — в противоположность «перезвону» (поочередный звон в неск. колоколов, иначе «перебор») и «трезвону» (собств. «три-звон», т. е. звон в неск. колоколов в три приема). Под Б. понимается звон в один колокол, к-рым христиане извещаются о начале богослужения; Б., кроме того, отмечается важнейшая часть литургии (обедни) начиная от слов хора «Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Св. Духу…» (во время к-рых священник приступает к чтению молитвы анафоры): «К божеств. службам благовестити, и сперва в один колокол, по благовесте же и в подобное время звоните в рядовые дни в два колокола, а в воскресные дни и в Господские праздники и нарочитых святых благовестити и звонити по уставу» (грамота Новгородского митрополита Корнилия, 1692 г., опубл. в кн.: «Акты исторические», т. 5, № 213). Хотя самого слова «Б.» в церк. Уставе нет — его заменяют термины «бить», «клепать», «знаменать», «ударять», напоминающие о давних временах, когда колокола еще не были в употреблении и звон производился в др. предметы), оно вошло в богослужебный обиход, соответствуя чувствам верующих, для к-рых зов церкви — радостная, благая весть: «Возрадовался я, когда сказали мне: пойдем в дом Господень» (Пс. 121.1). Б. именуется звон и в покаянные великопостные дни («постный Б.»), и в случае извещения им о траурных событиях и обстоятельствах: «И назавтрее весь день и до погребения царьского благовест был в большой колокол» (Зап. приказ. людей, 449. 17 в.). В один колокол также «били» тревогу (набат), набатом же (частым звоном) население извещалось о начавшемся в пределах церковного прихода пожаре. Во время вьюг, метелей и туманов в сельских местностях производился охранительный звон, днем и ночью, пока длилось ненастье. В отличие от набата и церк. Б., в этих случаях звонили с нек-рыми промежутками. {[11]}

[1] ЦГАДА. Ф. 1183. Д. 122. Дело по ремонту колокольни Ивана Великого, 1807 г. Л. 13 об.

[2] Словари. Российская архитектура, 1995

[3] Толковый словарь живого великорусского языка.  (Даль В.И. Спб., 1863-1909.)

[4] Этимологический словарь русского языка (Макс Фасмер. 2004)

[5] Толковый словарь охотничьих терминов (В.А. Паутов. 2001)

[6]http://korolev.msk.ru/books/919/gorokhov1/gorokhov1/H02-T.htm

[7] http://www.rostmuseum.ru/publication/historyCulture/2002/konovalov01.html

[8] http://www.pskovo-pechersky-monastery.ru/russian/chronicle/our_days/

[9] Толковый словарь живого великорусского языка.  (Даль В.И. Спб., 1863-1909.)

[10] Словари. Российская архитектура, 1995

[11] Лит.: Никольский К. Пособие к изучению устава богослужения Православной церкви, 7-е изд. СПб., 1907 (репринт. изд: М., 1995). С. 29—42.

Список использованной и рекомендованной для самостоятельного чтения литературы:

  1. Кавельмахер В. В. Способы колокольного звона и древнерусские колокольни. — М :1985. С. 40.
  2. Оловянишников Н. И. История колоколов и колокололитейного искусства.. — М : , 1912 г.. – 2-е изд. — стр. 389.
  3. Израилев А.А. Ростовские колокола и звоны. СПб., 1884.
  4. Горохов В.А. Повседневная жизнь России под звон колоколов. Молодая гвардия, 2007.
  5. Малютин Ю.С. История недропользования в России с древних времен до эпохи Петра Первого. ООО «Геомар Недра», Москва
  6. Стародубцев О.В. Из истории церковных колоколов. Православный паломник. 2001. № 2.
  7. Тосин С.Г. Колокола и звоны в России. Новосибирск, 2002.
  8. Давыдов А.Н. Колокола и колокольные звоны в народной культуре. Колокола. История и современность. Составитель Ю.В.Пухначев. М: Наука 1985
  9. Лоханский В.В. Русские колокольные звоны. Колокола. История и современность. Составитель Ю.В.Пухначев. М: Наука 1985
  10. Владышевская Т.Ф. Древнерусские колокола и звоны. В журнале «Русское возрождение». Нью-Йорк; М.; Париж, 1998, № 72, с. 63—95

Перфилов Вячеслав,
выпускник московской Школы Звонарей Ильи Дроздихина,
звонарь, город Москва.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте