Wednesday, 21st November 2018

Священник Павел Флоренский о колокольном звоне и колоколах Троице-Сергиевой Лавры

Posted on 14. Июл, 2016 by in Справочные материалы

Священник Павел Флоренский о колокольном звоне и колоколах Троице-Сергиевой Лавры

Внимание Флоренского-исследователя было привлече­но не только к изучению икон, крестов, панагий, к творче­ству Троицкого резчика XV века Амвросия. В архиве Фло­ренского сохранилось описание колоколов, названное «Оп­ределение звука Лаврских колоколов, произведенное 18—19 июня ст<арого> ст<иля> композитором Павлом Афанась­евичем Ипполитовым». Его приезд состоялся в 1919 году, в день празднования Боголюбской иконы Божией Матери*.

Кроме того, подобные описания встречаются в записной книжке П. А. Флоренского, помеченные 16 июня 1919 года.

Лаврская колокольня — не только венец архитектурного ансамбля Лавры. Единственная в мире по красоте формы, про­порциям, гармонически стройная, легкая, устремленная в вы­соту (88 м), она уникальна и как музыкальный инструмент, своего рода орган. Звучащие голоса его образуют группы ин­дивидуальных колоколов, подобранных по принципу хорового ансамбля.

Наиболее впечатляющей была группа больших колоколов (самых низких по звуку), размещенная на 2-м ярусе коло­кольни. В нее входили [1]:

1. Царь — вес 4,025 п., число колебаний 489; перелит при императрице Елизавете в 1742 году из меньшего — в 3000 п., был самым большим звучащим колоколом России. Тон его — СИ большой октавы (с призвуком октавой ниже). «Тембр глуховатый. Из колоколов низшего яруса второй по чистоте», — отмечено в описании.

2. Карнаухий — вес 1275 п., 1850 колебаний; отлит в 1683 году. «Из тех же колоколов самый определенный по тону»; на полях описано «РЕ малой октавы».

1 - копия.jpg

2 - копия.jpg
Страница из рукописи с записью звуков лаврских колоколов,
произведенной П. А. Ипполитовым. Автограф П. А. Флоренского. 1919

3. Годунов (или Цареборисов, 1600 года) — 1850 п., 1275 колебаний; звучит «приблизительно ДО-ДИЕЗ и ЛЯ малой октавы. Из тех же колоколов — наименее определенный, в его тоне много «призвуков». [У К. К. Сараджева — СОЛЬ-БЕ­МОЛЬ большой октавы. — С. Т.].

Заметно отделяется от них:

4. Лебедок (Лебедь) — вес 625 пудов, более ранний дар Бориса Годунова (1600 года), «в момент удара звучит МИ- БЕМОЛЬ — после удара слышно верхнее СИ-БЕМОЛЬ, и все время слышно биение, происходящее от звучания совмест­но нижнего ДО и тона немного пониже (1/16 т.) ДО и повы­ше ДО (1/16 т.)», — дополняет на полях П. А. Ипполитов.

5. Переспор. «В него ударяют часы. Слышен двойной звук СОЛЬ и ДО-ДИЕЗ».

Семь средних колоколов объединены в группу клавишных (по способу извлечения звука). На полях приписано: «Звук от­крытый у всех клавишных». «Четыре брата», близкие по звуча­нию в малой октаве и 3 рожка, захватывающих 1-ю октаву:

6. «1-я клавиша. Двойной звук, звучит сразу нижняя тер­ция, ФА и ЛЯ-БЕМОЛЬ, причем оба тона немного, прибли­зительно 1/8 тона выше».

7. «2-я клавиша. Тон средний между ФА и ФА-ДИЕЗ».

8. «3-я клавиша. Чуть повыше ФА и малая терция вверх, но гул идет приблизительно выше».

9. 4-я клавиша. Тон средний между ФА и ФА-ДИЕЗ и ЛЯ, много призвуков, фальшь».

Три рожка:

10. «Рушник, 5-я клавиша, СИ-БЕМОЛЬ с октавой вниз».

11. «6-я клавиша. МИ-БЕМОЛЬ».

12. «7-я клавиша. Между МИ и ФА, чуть повыше МИ

Характерными по звуку выделяются колокола:

13. «Вожак — он же Панихидный», звучит «между ДО и ДО-ДИЕЗ, МИ и СОЛЬ-ДИЕЗ » ( минорное трезвучие).

14. «Безпутный — направо от Вожака. Трезвучие: МИ- БЕМОЛЬ, СОЛЬ, СИ-БЕМОЛЬ».

15. «Скоморох» — налево от Вожака. Двойной звук: РЕ- БЕМОЛЬ и ФА.

16—26. Далее следуют «Часовые колокола, числом де­сять [и зазвонные. — С. Т.]. К ним подобраны были камерто­ны, оставшиеся после Архиепископа Никона. Но потом один из колоколов разбился и повешен на верхнем ярусе колоколь­ни, это РЕ ДИЕЗ, и заменен неудачным колоколом МИ- БЕМОЛЬ. Колокола настроены гаммой: МИ-БЕМОЛЬ, ФА, СОЛЬ, ЛЯ-БЕМОЛЬ, СИ-БЕМОЛЬ, ДО, МИ- БЕМОЛЬ, МИ-БЕМОЛЬ, ФА, СОЛЬ+ФА. Замененный колокол очень мало, на 1/16 тона отличается от 7-го». Любо­пытна приписка Ипполитова: «5-й колокол при движении вверх звучит почти на СИ, при обратном движении — звучит как СИ БЕМОЛЬ». «Пять кимвалов [группа малых. — С. Т.].

27.1-й кимвал. СОЛЬ-БЕМОЛЬ.

28.2 -й кимвал. Между СОЛЬ и СОЛЬ-ДИЕЗ.

29.3 -й кимвал. Чуть пониже СИ.

30.4 -и кимвал. МИ-БЕМОЛЬ, чуть повыше, и к нему звучит сильная терция ДО.

31. 5-й кимвал, такой же, как последний, чуть пониже, менее чем на 1/4 тона».

Флоренский записал и мнемоническую присказку сле­пого звонаря Сережи: «Для запоминания звона:

Архи — мандрит

Нам о — ставил

Сорок восемь

Колко — лов.

1919.V.12».

В таблицу колоколов Лавры не вошел наиболее древний колокол «Колокол чудотворцев», висевший в притворе храма преп. Никона: дан «во обитель преподобного отца нашего Сер­гия при настоятельстве отца нашего Никона игумена в лето 6928/1420. Благовест в него в понедельник, в среду и пяток, отлит в лето благочестивого великого князя Василия Дмитрие­вича и архиепископа Фотия, митрополита Киевского и всея Руси». [2]

Записи Флоренского и Ипполитова содержат, как отме­чалось, определение преобладающего звука колокола и неко­торых ближайших призвуков. Основной тон завуалирован призвуками (негармоническими обертонами), а нередко является смешанным, недостаточно определенным (особенно у низких по звуку колоколов).

3 - копия.jpg
Мнемоническая присказка лаврского звонаря,
записанная рукой П. А. Флоренского 12 мая 1919 года

Специфика звукового спектра колоколов заметно отли­чается от акустической шкалы гармонических обертонов, воз­никающих как натуральный ряд при делении, например, натя­нутой струны. Конфигурация колокола, его вес, размеры и тол­щина стенок предопределяют спектр звуковых колебаний (в разных частях колокола), влияют на высоту основного тона и наличие смешанных гармонических и негармонических обер­тонов. Звуковой спектр их обогащает тембровое звучание ко­локола диссонирующими интервалами (дополнительные секун­ды, полутоны), отличается неординарной шкалой призвуков, характеризующей звуковую индивидуальность каждого коло­кола. [3]

Описание лаврских колоколов П.А. Флоренским и П.А. Ипполитовым исторически ценно как описание памят­ников колокольного искусства, частично утраченных в 1930-е годы [4].


Источник: Диакон Сергий Трубачев. Избранное. Статьи и исследования. Москва. Прогресс-Плеяда 2005

Примечание:

* Сведения о П. А. Ипполитове, найденные по просьбе Сергея Зоси- мовича в архиве Малого театра Е. В. Дуловой, сохранились в подготовитель­ных материалах и приводятся здесь с небольшой редакционной правкой. (При­меч. сост.)

Ипполитов Павел Афанасьевич. Заведующий музыкальной частью, хормейстер, дирижер, заслуженный артист РСФСР. Сочинения: опера «Два мира» (до 1915 года); Увертюра на русские темы для большого симфонического оркестра (исполнялась в Москве в 1915—1918 годах, в 1916 году — в Ростове); Сюита для большого симфонического оркестра (исполнялась в 1915 — 1918 го­дах в Москве); музыка к драматическим произведениям — «Посадник», «Со­бака садовника», «Ричард III», «Женитьба Фигаро», «Кромвель», «Недо­росль», «Юлий Цезарь», «Лево руля», «Альбина-лягушка», «Огненный мост», «Бойцы», «Соло на флейте», «Трактирщица», «Вьюга».

Родился 3.VII. 1889 года в Москве. Отец — машинист железной дороги, мать — домашняя хозяйка, 5 человек детей. В 1897 году поступил во

2-е городское Хамовническое училище, учился 2 года, после чего родители от­дали в специальную хоровую школу с интернатом. В 1909 году поступил в кон­серваторию по классу композиции. В 1910—1912 годах работал преподавателем музыкально-теоретических предметов в Русском хоровом обществе. С 1912 по 1918 год преподавал хоровое пение в 1-м Серпуховском женском городском учи­лище. В 1913 году провел один месяц в Италии и Австрии с общеобразователь­ной целью.

С 1918 по 1947 год работал в Малом театре. В 1920—1924 годах преподавал одновременно в консерватории, в 1928—1933 — преподавал музы­кально-теоретические предметы в Центральном техникуме театрального искус­ства.

Скончался 12.IX.1947 года.

[1] В перечислении колоколов сохраняется последовательность, установ­ленная в приводимом описании, цитаты из которого заключены в кавычки. (При­меч. сост.)

[2] Шик М.В. Колокольня и колокола // Троице-Сергиева Лавра. <Сборник>. 1919. С. 150.

[3] Замечательный пример подбора колоколов, согласующихся по вы­сотным, обертоновым и тембровым признакам представляет звонница Ростовс­кого кремля. Старые ростовские звоны сохранились и воспроизводятся по за­писям о. Аристарха Израилева (конец XIX века).

[4] В 1920-е годы выдающимся музыкантом-звонарем К. К. Сарадже- вым был составлен список звуковых индивидуальностей больших колоколов ко­локолен Москвы и Троице-Сергиевой Лавры (см.: Благовещенская Л. Д. Зву­ковые спектры московских колоколов // Памятники культуры. Новые откры­тия. М„ 1977. С. 35).

Материал с сайта Свято-Троице Сергиевой Лавры
http://stsl.ru/news/all/svyashchennik-pavel-florenskiy-o-kolokolnom-zvone-i-kolokolakh-troitse-sergievoy-lavry

Tags: , , , , , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте