Thursday, 20th June 2019

Московские колокольни

Posted on 21. Май, 2014 by in Статьи

Московские колокольни

Славится Москва свои колокольным звоном. В 1338 году князь Иван Калита, празднуя победу над Тверью, привез в Москву в благовестник из Тверского Спасского собора. Это было первое упоминание о московских колоколах в русских летописях.

Колокольня Ивана Великого в Кремле. С первого удара большого Успенского колокола столетие назад начинался знаменитый Пасхальный звон, который русский писатель Иван Шмелев называл «колокольной симфонией». В этом Пасхальном звоне участвовало 5000 московских колоколов.

Звон начинался именно с этого колокола. Потом его подхватывали близлежащие соборы и монастыри, Сретенский, Зачатьевский, Храм Христа Спасителя и другие. А дальше уже, после них, начинался звон по всей Москве. А в Москве в то время было, если брать начало XX века, 765 храмов. Можете представить силу звучания этого ансамбля. Как говорили, когда начинался Пасхальный звон, то в центре Москвы было трудно разговаривать.

Колокольня Ивана Великого до конца XIX века, до строительства Храма Христа Спасителя, была самым высоким зданием Москвы. Ее высота – 81 метр. Она заложена на месте храма Преподобного Иоанна Лествичника в начале XVI века, когда в Москву приехали итальянские зодчие. Архитектор Бон Фрязин приглашен был возвести новую колокольню, уникальное для того времени сооружение, которые современники назвали архитектурным чудом.

Для его строительства было забито множество свай, было создано сплошное свайное поле, то есть между сваями были забиты более короткие сваи для того, чтобы полностью создать свайную поверхность, которая бы укрепила достаточно непростой грунт этой части площади. В чем уникальность замысла? Не только в высоте, но и в том, как Бон Фрязин рассчитал это сооружение, сделав его устойчивым настолько, что оно устояло во время взрыва соборных звонниц в 1812 году.

В том виде, в котором Ивановский столб был построен Боном Фрязиным, он просуществовал почти век до 1600 года, до того как Борис Годунов решил увеличить высоту этой главной московской колокольни. В ее завершение был надстроен барабан с позолоченной главой и надписью: «Увековечивавший Великого Князя Бориса Федоровича Всея Руси самодержца и сына его». Так колокольня Ивана Великого приобрела свой современный облик и рост.

На весь мир известна Пизанская башня, падающая колокольня Пизанского собора в Италии. Но и в Москве есть свои «пизанские башни», например, падающая колокольня Храма Василия Блаженного. Она наклонилась в сторону бывшей гостиницы «Россия», возможно, из-за стока грунтовых вод, а может быть, по причине разрушения и более древних фундаментов.

По соседству в Зарядье, на Варварке, над дорогой нависает колокольня храма Максима Блаженного. Зарядье с древности считалось болотистой местностью, да и Китайгородская стена долгое время была препятствием для талой воды, стекающей с возвышенности в Москва-реку. Еще в XIX веке исследователи писали, что «колокольня Зарядья к падению склонна». Там же, около метро «Китай-город», упорно клонится в сторону Кремля колокольня Храма Всех Святых на Кулишках. Еще одна московская башня, с давних пор бьющая поклоны, расположилась в двух шагах от метро «Сокол», колокольня Храма Всех Святых во Всехсвятском. Причина постепенного подтачивания земной тверди под зданием церкви то ли песчаные почвы, то ли две соседние речки – Ходынка и Таракановка. Да и колокольня Ивана Великого в Кремле тоже не эталон архитектурной осанки. Несмотря на прочно укрепленных сваями грунт, она все же отклонилась от вертикали на целых семь сантиметров. Но с ее высотой наклон совсем не заметен глазу.

Есть в истории Москвы еще одна колокольня, кроме Храма Христа Спасителя, которая хоть и ненадолго, но превысила в росте самого Ивана Великого. Это Меньшикова башня. Названа она так потому, что в 1704 году ее вместе с храмом архангела Гавриила построил светлейший князь Александр Данилович Меньшиков.

Вместе с храмом архангела Гавриила за три года башня колокольни выросла над Москвой. Она была увенчана тридцатиметровым шпилем и на полторы сажени, это три с небольшим метра, превышала колокольню Ивана Великого. Своевольный Меньшиков пожелал, чтобы его детище превзошло красу и гордость Москвы. Но меньше чем через два десятилетия после постройки от удара молнии в храме начался пожар, и верхний деревянный ярус сгорел. Только через полвека церковь восстановили, но уже без верхнего яруса. Высота башни значительно уменьшилась и тягаться с Иваном Великим, как того хотел Меньшиков, она уже не могла.

Самый большой из ныне действующих московских колоколов Большой Успенский в Кремле. Русский писатель XIX века, знаток московской старины Михаил Пыляев, писал о кремлевских колоколах: «Замечательный из них праздничный, или Успенский, весу в нем около 4000 пудов, в этот колокол звонят в большие праздники и ударяют три раза по смерти государей». Он многократно переливался, и ведет свое начало еще с колокола благовестника, вылитого в 1551 году Иваном Грозным, который весил 2200 пудов. Но постепенно вес возрастал: сперва 2500 тысячи при Годунове, 3500 в 1817 году. В последний раз был перелит на заводе Богданова в Москве примерно весом 4000 пудов. Он является самым большим и, пожалуй, это никто не отрицает, самым главным благовестником Москвы.

В московских звонах можно услышать голоса старинных колоколов, отлитых в XVII-XVIII вв. Начиная с первого Романова, царя Михаила Федоровича, главное предприятие государства – пушечный двор – изготовляло только два изделия, орудия и колокола. Причем лил их один и тот же мастер, хотя и по разным технологиям.

Москва уже с XV века стала центром литейного производства колоколов в России. В начале лили иностранные специалисты и обучали наших, русских, посадских в основном людей. Но уже к началу XVII века литейное производство колоколов перешло полностью русским литейщикам, которые не только постигли все тайны литейного мастерства, но и превзошли во многих вещах западных специалистов. Наш народ любил колокола, поэтому не даром сам колокол отождествлялся с живым существом. Посмотрите, его части как называются: голова, плечи, туловище, тулово, юбка, губа, язык. Поэтому и наш народ тоже давал очень меткие прозвища, названия колоколов. Были официальные названия, например, Успенский благовестник или Троицкий или Годуновский благовестник, но были такие как Медведь, Голодарь, Лебедь. Если говорить о Лебеде и Медведе, то ясно, что они были названы так в силу своего звучания, хриплого, может быть, гортанного. Может быть, вы слышали, как лебеди кричат весной. Глухарь тоже, видимо, из-за того, что он где-то немножко треснул или испортился и стал его звук глухой. Корсунский – это значит иностранный колокол. Есть Новгородский, есть Ростовский, то есть каждый колокол имеет свою биографию и назван народом не просто так, а в силу каких-то обстоятельств.

«Православная энциклопедия» , 2012 г.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Поддержите наш сайт!
Оставьте комментарий к данной статье.

Для комментирования надо быть зарегистрированным ВКонтакте